УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

9144.jpg

7ая Советская, 36

9145.jpg

Магнитофон Днепр-9

09.jpg

МИРОНЕНКО Юрий Михайлович
(р.20.8.1933, г.Ленинград)
Выпускник ЛВМИ 1957г., группа Е509

Специалист в области создания и испытаний образцов бронетанковой техники, а также специальных машин на танковой базе, в том числе:
- танков Т-10М, Т-80, Т-64Б, Т-72, Т-80У и их модификаций;
- 406 мм самоходной пушки особой мощности СМ-54;
- 420 мм самоходного миномёта 2Б1;
- самоходных артиллерийских установок 2С7 «Пион» и 2С7М «Малка»;
- самоходных гусеничных шасси для средств системы С-300В и семейства высокозащищенных машин особого назначения.

Работа:
1957 г. – Филиал ЦНИИ-173 г. Ковров; инженер, участник доработки стабилизатора основного вооружения «Ливень» танка Т-10М.
1958 – 1968 гг. – «Кировский завод», ОКБТ, г. Ленинград; ст. инженер, вед. инженер, нач. сектора, начальник отдела испытаний.
1968 – 1991 гг. - Министерство оборонной промышленности СССР, г. Москва; главн. специалист, нач. отдела, главный конструктор 7 Главного управления.
1991 - 2003 гг. – ОАО «Специальное машиностроение и металлургия», г. Москва; начальник отдела специальных транспортных средств.

Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

Награждён орденами и медалями СССР, имеет авторские свидетельства на внедренные в серийное производство изобретения по танкам Т-64Б, Т-80, Т-80У, САУ «Пион», системе С-300В, гусеничным машинам особого назначения и др.

С 2003 года – пенсионер.

959.jpg

Наше ОКБТ часто посещал бывший «Первый маршал» Клим Ворошилов. В папахе - Ж.Я.Котин

960.jpg

В.И.Чуйков тоже нас посещал. А Котин опять в папахе

961.jpg

Два заслуженных военмеховца И.Ф.Дмитриев и Б.М.Муранов. Дмитриев крайний слева, а Муранов между двумя военными А.Х.Бабаджаняном и Ж.Я.Котиным

963.jpg

Надо вылезать..

964.jpg

Теряя передние подкрылки – вылезаем

965.jpg

«Пейзаж», похожий на место, где мы заправляли танки «вручную»

966.jpg

Чуть в сторону и по уши..

967.jpg

Ох, не лёгкая эта работа из болота тащить…

968.jpg

Ну, и фиг с ним – утро вечера мудренее

980.jpg

А.Э.Нудельман

981.jpg

Хочешь стать танкистом? Да, ради Бога – стань им!

982.jpg

Обычное преодоление «брода» глубиной 1,8 метра без подготовки

983.jpg

1,8 метра – остались позади

984.jpg

А это - мы пытались на «спарке» таскать ракету «Темп-2с» параллельным ходом

985.jpg

Это тоже «транспортировка» Темп-2С, но спаркой «друг за другом»

986.jpg

Чего-то взгрустнулось, или… пора обедать

987.jpg

Наш ИС-3 в «венгерских событиях» 1956 года. По статистике 1941-1945гг жизнь танка составляла всего 18 минут боя

988.jpg

Американцам в Ираке приходится не лучше!

989.jpg

На фоне своего любимца – 203мм САУ 2С7 «Пион». О нём будет отдельный рассказ

9100.jpg

В.П. Ефремов - генеральный конструктор комплексов «Круг», «Оса», С-300В, «Тор» и «Тор-М1»…

9101.jpg

Пусковая установка «малых ракет» системы С-300В

9102.jpg

Радиолокационная станция кругового обзора С-300В

9103.jpg

Радиолокационная станция секторного обзора С-300В

9104.jpg

САУ 2С7 «Пион» в плохом настроении

9105.jpg

Он же в глубокой задумчивости

9106.jpg

Пародия на оригинал, а нос задирает…

9107.jpg

Наводим «марафет» после посещения Сванетии

9108.jpg

Конечная часть марш-броска на переправу в Крым

9109.jpg

Начало косы «Чушка» ( продолжение - влево 10 км..)

9110.jpg

Чего опять надумали? Повесят или утопят..

9111.jpg

Лермонтовская скала с надстройкой.

9112.jpg

Под левой пяткой 15 метров..

9113.jpg

Два постаревших,но до неузнаваемости похожих балбеса. Правого звали Виктором Яшиным...

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 9
Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций

(Юрий Мироненко)

9.93 Невольно задумаешься…

А происходило это… Честное слово, не помню, в каком году и тем более в каком месяце… Что-то вроде бы в конце 50-ых – начале 60-ых. Ведь больше 50 лет прошло или 600 месяцев – обалдеть!

Короче, зима.… Оформляю в заводоуправлении командировку в Челябинск. Цель - «выколотить» из Челябинского тракторного завода оборудование, нужное нашему предприятию. В бухгалтерии получаю ещё одно задание – передать посылку родственнице - администратору челябинской гостиницы «Южный Урал». За это мне гарантируется хороший одноместный номер.

Челябинск. Выхожу из поезда и сразу же понимаю, что погорячился, надев полуботинки на тонкой подмётке – мороз градусов под 35! Вприпрыжку добираюсь до гостиницы. Передаю посылку и получаю двухместный номер на одного с гарантией, что никого подселять не будут. Мало того, мне вручают ещё электрочайник и пачку чая. На радостях и сдуру оплачиваю проживание за целый месяц. В тот же день, настроившись на «выколачивание», заявляюсь на ЧТЗ и через час в прекрасном настроении возвращаюсь обратно. Как оказалось, пока я добирался до Челябинска, заместитель директора «Кировского завода» П.М.Плетников позвонил директору ЧТЗ и решил все вопросы, которые поручались мне. Оставалось только получить номера отгрузочных квитанций и можно возвращаться. Мало того, узнав в каком демисезонном виде я умудрился приехать на Урал, мне было сказано, чтобы я поменьше вылезал из гостиницы и дней через пять позвонил на завод. Оборудование к этому времени должно быть отправлено. Получалось, что дней через шесть можно возвращаться домой.

На радостях решил поискать ближайший универмаг для приобретения каких-нибудь сувенирчиков. Кстати, заодно надо обязательно посмотреть, чем здесь торгуют из фототоваров и радиотехники. Нашёл, зашёл, посмотрел и понял, что влип. Короче, впервые в жизни увидел в свободной продаже мечту - магнитофон "Днепр-9". До этого я слышал только о существовании магнитофонов, но увидеть ни разу не удавалось. А тут - плати 1200 рублей и все дела! Спрашиваю – сколько этих штук в продаже? Ответ - две и скорее всего больше не предвидятся. Вокруг меня скапливаются потенциальные покупатели. Цейтнот! Соображаю мгновенно – если к 780 командировочным рублям на «прокорм» добавить «заначку» и обратно уехать в «плацкарте», то на магнитофон у меня есть! Буханка хлеба и три копейки на чай в день для ленинградца - это вполне нормально!

Беру! Когда проверили, завернули и выдали, пришло сознание, что слегка погорячился. Оказалось, он весит 28 кг! На такси денег нет! Так что придётся волочь его до гостиницы, а потом и до вокзала…. Но это всё потом, а сейчас – мечта исполнилась!

Дотащил до гостиницы, приволок на третий этаж и пошёл знакомиться с «пищеблоком». Он оказался гостиничным рестораном очень даже высокого уровня. Хлеб, сахар, соль и перец – на столах!

Днём цены обычные и только вечером – ресторанные! Жить можно!

Прошло 5 дней. Позвонил на завод. Оборудование не отправлено. Причина – звонил из Ленинграда Плетников, попросил ещё чего-то…

С учётом этого «чего-то» отправка задерживается, тем более, что Плетников их не торопит. Видимо в Питере обо мне забыли. Остаётся только досидеть свои тридцать дней, не замёрзнуть и не сдохнуть с голода. Морозы под 40, ветер противный.

На улицу не вылезаю. Берегу калории, лёжа в кровати под одеялом. Слушаю радио, сплю, а два раза в день спускаюсь в ресторан, делая вид, что забежал на секундочку согреться чаем. Ресторан большой и пустой, на меня никто не обращает внимания. Беру булочку и стакан чая. Пью чаёк, загружаясь со стола хлебом и сахаром для прокорма в номере, и солидно, не особо торопясь, ухожу поблагодарив персонал ресторана.

В таком режиме прошло не менее 10 дней, и вдруг ко мне обратилась с просьбой администратор гостиницы. Просьба заключалось в том, чтобы я смилостивился и разрешил дней на 5 подселить к себе человека из Москвы. Просили слёзно, и мне ничего не оставалось, как согласиться. Чтобы не раскрывать тайны своей диеты, улёгся в постель под одеяло, кося под простудившегося.

Прошло какое-то время, и раздался стук в дверь. На моё «входите» дверь чуть было не сорвалась с петель, и в комнату ввалился москвич!

Видик у него был потрясающий. Рост за метр восемьдесят с расставленными в стороны локтями, под которыми с одной стороны выпирала целое колесо сыра килограмм на пять, а под другой рукой толстенная полуметровая колбасища. При этом в руках ещё был чемодан, битком набитая авоська и портфель. Туловище было облачено в огромное кожаное пальто с меховым воротником и сверху всё это покрыто мохнатой ушанкой.

Обнаружив меня в кровати, он выдал очередь: «Привет! Меня зовут Алексей, фамилия – Глебов. Информацию о тебе я получил в администрации от твоей подруги. Отдыхаешь или заболел? Если заболел, то сейчас займёмся лечением. Вставай, помоги. Еле допёр».

Присев, он поставил ручную кладь на пол, а я, выскочив из кровати, вынул сыр с колбасой и водрузил их на стол.

- Вываливай, Юрик, содержимое сетки тоже на стол – это мне жена накрутила в дорогу, чтобы я не похудел. Я ж не поездом, а самолётом, так что не распаковывал.
- А сыр с колбасой в таких количествах тогда зачем? Гостей ожидаете?
- Какие гости! Здесь у меня, кроме тебя, сплошные недруги! А что касается сыра с колбасой, то я их ещё с детства уважаю. Я ж бывший беспризорник! И брать граммами так и не научился – беру целиком! Это я решил попробовать уральских деликатесов.

Пока я вынимал свёртки из сетки и раскрывал их, Алексей распаковал себя, в результате на столе появились две бутылки. А когда он вышел из кожаного пальто и снял мохнатую шапку, то сразу уменьшился раза в два, став слегка упитанным, но вполне нормальным симпатичным человеком лет сорока пяти. Не зная, как себя с ним вести, я решил плыть по течению и отдал инициативу полностью ему. Кстати, чего-чего, а инициатива из него извергалась безостановочно.

- Есть будем прямо сейчас. Сервируй стол, режь, а я пока помою руки и сделаю несколько выдохов. Честно говоря, подустал чуток.
- У меня с продуктами сегодня…
- С какими ещё продуктами! А это что, не продукты! Всё надо обязательно сожрать! И начинать срочно с того, что мне всунула жена!

Оно испортиться не успело – жена это всё сегодня накрутила, несколько часов назад.

Через полчаса я впервые за 10 дней с нескрываемым удовольствием ел челябинские деликатесы, домашние котлеты, курицу и др. и пр., запивая коньяком. Алексей тоже не страдал отсутствием аппетита. Вёл себя со мною по-дружески, так что скованность моя вскоре начисто улетучилась, и я решил рассказать в шутливой форме о приобретении магнитофона и «диетическом питании». Выслушав мою исповедь, он покачал головой и сказал: «Это мужской поступок, теперь я верю, что ты коренной ленинградец. А «Днепр-9» хороший магнитофон. У моего тестя он больше года существует и ни разу не подвёл».

После завершения трапезы встал вопрос, чем заняться, и он предложил сыграть в «подкидного дурака». Я согласился и раз десять подряд удостоился этого звания, а судя по количеству надетых на меня погон, выслужился до генерала – не менее. Пришлось поднять руки вверх, объявив о своей полной капитуляции. Капитуляция была принята, и это послужило предлогом для принятия «по рюмашке».

- Может быть в сечку, буру или в очко – предложил он.
- Лёша, во-первых, у меня ни копейки, а во-вторых, я ни в то, ни в другое, ни в третье никогда не играл. Может быть, пойдем во двор и сыграем в пристенок?
- Во дворе холодно и к стене не подобраться – сугробы. Давай я тебя научу в секу и в буру. Поиграем просто так - без денег, может тебе когда-нибудь в жизни пригодится, в ней чего только не бывает…. Потом помянешь меня добрым словом…
- Давай!

И началась учёба. С картами он обращался виртуозно. За всё время моего ученичества мне ни разу не удалось у него выиграть. Видимо, во времена своего беспризорства он многому научился и познал.

Когда я проснулся утром по привычке в начале седьмого, он уже был одет, побрит и приготовил завтрак на двоих. Пришлось вставать.

Вскоре зазвонил телефон. Он снял трубку, и состоялся приблизительно такой разговор: «Слушаю вас…Здравствуйте… Да собираюсь к восьми тридцати… Машину присылать не надо…Нет не надо!….Доберусь сам…. Нет!... Ничего не надо….Спасибо! Всё!».

Повесив трубку, он быстро оделся и, пожелав мне не церемониться с имеющимися продуктами питания, дабы он ежедневно привык их обновлять в том же количестве, взял портфель и ушел.

Делать нечего. Впереди целый день. Куда его понесло? Вспомнились слова, что «здесь у него сплошные недруги». Кто он?

Ведь я о нём, кроме детского беспризорства, ничего не знаю. Да, и детство то было лет 35 тому назад. Телефонный разговор – сплошное отрицание всего, что предлагал звонивший. А владение игральными картами – потрясающе! Жалко, если с ним что-нибудь случится…

Неожиданно для себя я увидел книжку полуторчащую из-под его подушки. Вынул книжку. На черной обложке - К.Теппельскирх «История Второй мировой войны». Интересно бы почитать, но книга была прикрыта подушкой, поэтому надо аккуратно положить её на место.

Вечером сосед возвратился с «работы» живой и здоровый, держа в одной руке портфель, а во второй ту же сетку, но полную продуктов.

Вечером ели и играли в карты. На следующий день всё повторилось один к одному – звонок, сплошное отрицание, уход и приход с сеткой.

На третий день во время ужина он внимательно посмотрел на меня, рассмеялся и спросил: «Что-то ты брат какой-то задумчивый и немногословный. Заболел что ли?».

Я решил признаться в своих мыслях и сказал, что волнуюсь за него – «ведь у него здесь, кроме меня, сплошные недруги», мало ли чего может случиться. Это вызвало у него прямо-таки гомерический хохот. Успокоившись, он поведал мне свою биографию.

Привожу её кратко.

Родителей он не помнит. Жил у тётки. Первая мировая война, затем революции, голодуха. Поехали к родственникам в сторону Кавказа и потерялись при посадке в переполненный поезд. Больше он тетю не видел. Беспризорничал в Москве, Ленинграде и опять в Москве. Потом детский дом, учеба в ремесленном училище, армия и лётное училище. Война с японцами. Тяжёлое ранение, госпитали и работа в ЦК комсомола. Затем работа в Артеке, чуть ли не начальником пионерского лагеря, работа на авиационном заводе, в т.ч. и в Отечественную войну. В процессе всего этого окончил Уральский Политехнический Институт. Сейчас работает в промышленном отделе ЦК партии и командирован сюда разбираться с руководством заводов и КБ по невыполнению порученных им заданий.

Но вообще-то он в душе писатель. И даже сочинил несколько детских рассказов, один из которых опубликован в журнале «Юный натуралист» под названием «Три крынки». Жена у него очень умная, кандидат или доктор наук и входит в редакцию этого журнала.

«Ты же, небось, решил, что я бандит или шулер? Нет, дорогой.

А то, что здесь у меня много недругов – это точно. Я ж приехал их не по головкам гладить. Поэтому можно ждать любых провокаций. Подловить меня на чём-нибудь и затем заняться шантажом. Поэтому-то я и от их машин отказываюсь, и в директорских столовках не завтракаю, не обедаю и не ужинаю. Отсюда у меня вечером и аппетит классный. Кстати, а давай чего-нибудь вместе сочиним. Ты ж тоже в жизни кое-что повидал, расскажи, о чём-нибудь экстремальном и поучительном. У нас с тобой времени много – мне приказано застрять здесь ещё на недельку».

Я признался, что впервые в жизни очень переживал, как бы с ним, кто бы он ни был, ничего плохого не случилось. Мы посмеялись, и я стал перебирать в памяти экстремальные случаи. В принципе у нашего брата, чьё детство и юность прошли в 30-ые и 40-ые годы, чего-чего, а экстремального было навалом. За несколько дней, поедая его продукты, я нарассказывал уйму всякого. Он с явным интересом «переваривал» мою болтовню, но, видимо, наперво ему хотелось услышать то, что можно предложить журналу «Юный натуралист». Самое интересное, что, слушая меня, он периодически что-то записывал.

Вскоре я пришёл к убеждению, что ничего поучительного для детей конца 50-ых и последующих годов из моих полукриминальных и явно криминальных «приключений» использовать невозможно. Добывание еды, воды и топлива в голодном Ленинграде, поиск той же еды и оружия на заминированных полях Урицка, Лигова, Поповки, Нарвы и др. «Перехват» полуторок и трёхтонок, вывозящих в открытых кузовах ящики с водкой из ликероводочного завода, с заметанием следов в Полежаевских домах и последующей продажей добычи на Мальцевском рынке. Многочасовые ожидания приезжающих на Московский вокзал солдат, в обязанности которых входила доставка в Ленинград не менее двух кошек. Драки за этих кошек и продажа их на том же Мальцевском рынке. И т.д и т.п…. Напоминаю, что «пол-литра», кошка и буханка хлеба имели одинаковую стоимость 800-1000 рублей.

Всё это, как теперь говорят – прикольно, но моралью здесь и не пахнет. После долгого копания в памяти решил рассказать о том, как я пару лет тому назад регулировал телеантенну на крыше нашего восьмиэтажного дома по 7-ой Советской. Криминального в этом моём деянии ничего не просматривалось.

Кратко об этом событии. В те годы ленинградские крыши были усеяны самодельными телевизионными антеннами. Каждая семья водружала свою антенну. А учитывая, что две трети квартир были коммунальными, то крыши напоминали кладбища. У нас тоже была своя антенна, которая вечно умудрялась поворачиваться куда угодно, только не в сторону телецентра. И вот как-то зимой в выходной день я решил прекратить издевательства антенны над моей мамой, которая упорно в течение нескольких часов пыталась догадаться, о чём вещает телевизор. Потеплее оделся, напялил валенки и проинструктировал матушку:

«Твоя задача смотреть телевизор. Я же договорюсь с соседом напротив, ему будет хорошо видно меня на крыше, чтобы он передавал мне твои команды. Если ты будешь показывать ему в окно скрещенные руки, значит видимость плохая, а если покажешь две ладони – значит всё отлично и я фиксирую в этом положении антенну». Потом позвонил соседу и, определив его к окну, направился в сторону крыши.

8-ой этаж, вход на чердак. На чердаке на постоянно закреплённых верёвках, как всегда, кто-то развесил бельё. Через чердачное окно выбираюсь на крышу. Крыша очень покатая и обильно покрытая снегом. До своей антенны осторожно добираюсь по верхнему краю крыши. Матерю себя, что напялил валенки – скользко. Добрался.

Выпрямляю и по чуть-чуть поворачиваю антенну. Каждый «чуть» машу соседу рукой, он скрещивает руки. Наконец, он показывает ладони – конец связи, гвоздями закрепляю основание антенны к кровле. Ура!

Разворачиваюсь в обратную сторону и, не доходя метров трёх до спуска к чердачному окну, поскальзываюсь, падаю и всем телом сползаю вниз по покатой крыше. На мне дурацкие валенки и меховая лётная куртка. Бросаю молоток и широко расставив руки, пытаюсь за что-нибудь зацепиться. Чёрта лысого! Ничего не получается! Снег рыхлый, под ним обледенелое кровельное железо. Медленно, но целенаправленно скатываюсь вниз. Где-то тут должны быть стыки кровельных листов, ухватиться бы пальцами. Есть, но обледенели – пальцами не ухватиться. Вот и чердачное окно остаётся справа вверху… Конец…. Внизу 8 этажей и очищенный дворником от снега асфальт! Если и ухвачусь за нижний край крыши, то это на несколько секунд…. Всё!!!

Однако – не всё… Валенки во что-то упираются и движение вниз прекращается. Боюсь повернуть голову и посмотреть. Любое шевеление может продолжить скольжение. Догадываюсь, что валенки могли упереться в ограждение водостока. Но оно ведь наверняка тоже обледенело. Если летом было высотой сантиметров 8-10, то сейчас…

Стараюсь тихонечко дышать. Прижав ладони к обледенелым стыкам кровли, пытаюсь кончиками пальцев процарапать или протопить луночки во льду, чтобы хоть как-то зафиксироваться. Немножко получается. Ветром бы не сдуло…. Лежу. Долго ли пролежу? Сосед вряд ли меня обнаружит. Мама…. Кричать нельзя сорвусь, да и не услышат, двор пустой. Не знаю, сколько пролежал, как вдруг раздался звонкий мальчишеский голос: «Дяденька, чего вы там делаете?».

Посмотрел вверх. Из чердачного окошка, в трёх метрах от меня торчит рыжая голова незнакомого парнишки лет семи. Шапки на голове нет, но волос много. Осторожно, на средних тонах начинаю свой монолог:

«Слушай мальчик, мне шевелиться нельзя, иначе упаду с крыши. Спасти меня можешь только ты. Сбегай, но только быстро, позови взрослых, чтобы они меня вытащили. Спасай. Понял?».

Он сказал, что всё понял и исчез. Прошло много времени, и я уже почти разуверился, что парень мне поможет. Но нет, послышалось шевеление в окне, и появилась рыжая голова.

- Дяденька, я никого не нашёл. Что мне делать?
- Давай подумаем…. Сзади тебя на чердаке бельё ещё висит?
- Висит.
- Сбрасывай его к чёртовой матери и отвязывай верёвки. Они толстые. Если не сможешь, то стёклышком или какой-нибудь железякой их отрежь.
- У меня ножик есть!
- Молодец! Срезай их, чтобы они были длиннее. Свяжи их пятью – шестью узлами, один конец привяжи к трубе, на которой ты стоишь, тоже пятью узлами, а к другому привяжи что-нибудь тяжеленькое и брось мне. Я зацеплюсь и по верёвке подтянусь к окошку.

Дальше всё пошло, как по маслу. Парнишка всё сбросил, отрезал и связал…. Нашёл большую сломанную железяку для крепления водосточной трубы к стене дома, привязал её к верёвке и со второго или с третьего раза влепил этой железякой мне по голове, так что я чуть не улетел с крыши.

Увидев, как здорово он приложился железякой к моей башке, и, убедившись, что я ухватился за веревку, парень исчез.

Сколько времени мне потребовалось на «подтягивание» - не помню, но когда я просунулся в окошко и рухнул на пол, у выхода на лестницу раздался голос парнишки:
- Это вы, дяденька?
- Я, мальчик!
- Тогда я пошёл!

Как я его не звал, как не кричал – бесполезно. Его и след простыл.

Отдышавшись, спустился во двор, вышел на улицу. Паренька нет.

Пришёл домой. Вся в нервах мама чуть не плачет: «Ты где, Юрочка, так долго?». Глянул на телевизор – изображение стало ещё хуже и звук совершенно исчез.

- Мама, ты же сообщила, что всё хорошо? - Юрочка, я боялась за тебя и хотела, чтобы ты скорее слез с крыши!
Прошли годы, а мне так и не удалось узнать, откуда и как появился мальчик на нашем чердаке. Опрашивал взрослых и пацанов – бесполезно. А я даже не успел его поблагодарить…. Вот так…

С Алексеем Глебовым мы дружно прожили ещё дня три, а на четвёртый вместо него пришел совсем незнакомый мне человек.

Он объяснил, что приехало начальство Алексея и после посещения какого-то предприятия уехало в Свердловск, забрав его с собою. Не было времени даже написать мне записку, вместо неё мне была вручена сетка с продуктами на оставшийся пяток дней. Я помог этому товарищу собрать вещи Алексея. И мы попрощались.

Обидно, что не успел взять координаты Глебова и поблагодарить его за всё…

Года через три после этой командировки в Челябинск на моё имя пришёл телеграфный денежный перевод. К переводу был приложен текст – « Это твоя доля. Читай «Юный натуралист »№…. Алексей».

Жизнь меня закрутила, и журнал мне прочесть не удалось. Сейчас же я даже номера не помню. Какое наше совместное «произведение» опубликовал Алексей Глебов и о чём? О его дальнейшей судьбе, как и о судьбе рыжего мальчонки, одного из многих моих Ангелов-Хранителей, мне ничего не известно. Кстати в 70-ые и последующие годы я делал попытки узнать в ЦК КПСС что-нибудь об Алексее Глебове, но от меня… только отмахивались.

А может быть Ангелы-Хранители существуют…, и мой Хранитель в разных случаях просто принимал разные образы – то Рыжего, то Глебова, то…

Невольно задумаешься…


© Юрий Мироненко

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальникNEW!
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
163350 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb