УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

9129.jpg

С Новым 2011 Годом!

9130.jpg

С Новым 2011 Годом!

09.jpg

МИРОНЕНКО Юрий Михайлович
(р.20.8.1933, г.Ленинград)
Выпускник ЛВМИ 1957г., группа Е509

Специалист в области создания и испытаний образцов бронетанковой техники, а также специальных машин на танковой базе, в том числе:
- танков Т-10М, Т-80, Т-64Б, Т-72, Т-80У и их модификаций;
- 406 мм самоходной пушки особой мощности СМ-54;
- 420 мм самоходного миномёта 2Б1;
- самоходных артиллерийских установок 2С7 «Пион» и 2С7М «Малка»;
- самоходных гусеничных шасси для средств системы С-300В и семейства высокозащищенных машин особого назначения.

Работа:
1957 г. – Филиал ЦНИИ-173 г. Ковров; инженер, участник доработки стабилизатора основного вооружения «Ливень» танка Т-10М.
1958 – 1968 гг. – «Кировский завод», ОКБТ, г. Ленинград; ст. инженер, вед. инженер, нач. сектора, начальник отдела испытаний.
1968 – 1991 гг. - Министерство оборонной промышленности СССР, г. Москва; главн. специалист, нач. отдела, главный конструктор 7 Главного управления.
1991 - 2003 гг. – ОАО «Специальное машиностроение и металлургия», г. Москва; начальник отдела специальных транспортных средств.

Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

Награждён орденами и медалями СССР, имеет авторские свидетельства на внедренные в серийное производство изобретения по танкам Т-64Б, Т-80, Т-80У, САУ «Пион», системе С-300В, гусеничным машинам особого назначения и др.

С 2003 года – пенсионер.

959.jpg

Наше ОКБТ часто посещал бывший «Первый маршал» Клим Ворошилов. В папахе - Ж.Я.Котин

960.jpg

В.И.Чуйков тоже нас посещал. А Котин опять в папахе

961.jpg

Два заслуженных военмеховца И.Ф.Дмитриев и Б.М.Муранов. Дмитриев крайний слева, а Муранов между двумя военными А.Х.Бабаджаняном и Ж.Я.Котиным

963.jpg

Надо вылезать..

964.jpg

Теряя передние подкрылки – вылезаем

965.jpg

«Пейзаж», похожий на место, где мы заправляли танки «вручную»

966.jpg

Чуть в сторону и по уши..

967.jpg

Ох, не лёгкая эта работа из болота тащить…

968.jpg

Ну, и фиг с ним – утро вечера мудренее

980.jpg

А.Э.Нудельман

981.jpg

Хочешь стать танкистом? Да, ради Бога – стань им!

982.jpg

Обычное преодоление «брода» глубиной 1,8 метра без подготовки

983.jpg

1,8 метра – остались позади

984.jpg

А это - мы пытались на «спарке» таскать ракету «Темп-2с» параллельным ходом

985.jpg

Это тоже «транспортировка» Темп-2С, но спаркой «друг за другом»

986.jpg

Чего-то взгрустнулось, или… пора обедать

987.jpg

Наш ИС-3 в «венгерских событиях» 1956 года. По статистике 1941-1945гг жизнь танка составляла всего 18 минут боя

988.jpg

Американцам в Ираке приходится не лучше!

989.jpg

На фоне своего любимца – 203мм САУ 2С7 «Пион». О нём будет отдельный рассказ

9100.jpg

В.П. Ефремов - генеральный конструктор комплексов «Круг», «Оса», С-300В, «Тор» и «Тор-М1»…

9101.jpg

Пусковая установка «малых ракет» системы С-300В

9102.jpg

Радиолокационная станция кругового обзора С-300В

9103.jpg

Радиолокационная станция секторного обзора С-300В

9104.jpg

САУ 2С7 «Пион» в плохом настроении

9105.jpg

Он же в глубокой задумчивости

9106.jpg

Пародия на оригинал, а нос задирает…

9107.jpg

Наводим «марафет» после посещения Сванетии

9108.jpg

Конечная часть марш-броска на переправу в Крым

9109.jpg

Начало косы «Чушка» ( продолжение - влево 10 км..)

9110.jpg

Чего опять надумали? Повесят или утопят..

9111.jpg

Лермонтовская скала с надстройкой.

9112.jpg

Под левой пяткой 15 метров..

9113.jpg

Два постаревших,но до неузнаваемости похожих балбеса. Правого звали Виктором Яшиным...

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 9
Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций

(Юрий Мироненко)

9.78 «А не найдется ли у Вас…»

24 декабря этого 2010 года Предводитель и Организатор нашего мультиматерного раздела в Неофициальном сайте Военмеха – Сергей Владимирович (партийный псевдоним – Хо-Ха ) задал мне вопрос: «А не найдётся ли у Вас, случайно, какого-нибудь новогоднего рассказика в свете приближающихся праздников?».

Это застало меня врасплох:
- во-первых, сегодня уже 25 декабря и готовых рассказиков у меня нет. Всё, что я «публикую», приходится еженедельно выковыривать из памяти, а она уже не та… Как говорится – запомнить-то легко, вспомнить трудно;
- во-вторых, порывшись в памяти, я обнаружил, что не все новогодние воспоминания могут быть «печатными»;
- в-третьих, оказалось, что после «отпразднования» новых годов память о них почему-то не возвращалась вообще. А если и возвращалась, то в лучшем случае через неделю в виде недоеденного винегрета…;
- в-четвёртых, пятых…- это в большинстве случаев происходило на вокзалах, в аэропортах, поездах дальнего следования и вообще – черт знает где!

Из всех встреч Нового года, пожалуй, можно полуцензурно вспомнить только один год, который более или менее можно отнести к студенческо-бронетанковой тематике - это то ли 1960-ый, то ли 1961-ый…, а может быть и 1964-ый.

В том году я два раза пытался добраться до дома, чтобы, как все нормальные люди, встретить Новый год.

Первый раз это произошло за десять дней до Нового года. Закатив на ж/д платформу прошедший испытания в подмосковной Кубинке танк, и накрыв его деревянным «домиком», мы обустроились рядом в вагоне типа «теплушка» для перевозки скота и заключённых.

Это сейчас все танки возят по железной дороге в открытом виде. При Советской власти опытный танк укрывали брезентом, затем деревянным сараем, чтобы никто не смог догадаться, что там находится. Мы же – это три танкиста, включая меня, и два милиционера для охраны танка.

Декабрь в том году выдался очень холодным, поэтому от перемещения из столицы нашей родины в Ленинград мы не получили никакого удовольствия. Вагон был наскоро обустроен мебельным гарнитуром, состоящим из нар, табуреток, украденных на полигоне, 10мм листа фанеры для сооружения стола и железной печки-буржуйки. Да, была ещё куча тряпок и пакли для затыкания щелей и дыр, а также дрова для печки. Температура «за бортом» теплушки колебалась от минус 15 до минус 20 градусов, в вагоне же при раскалённой докрасна буржуйке нам иногда удавалось создать «ташкент», который через полчаса после её «выключения» превращался в зимний «салехард». Трём танкистам в меховых лётных костюмах, шлемофонах и унтах было ещё ничего, а вот милиционерам в шинельках, сапогах и фуражках было паршиво. Их к нам подсадили буквально за пару часов до отправления эшелона, и единственное, чем мне удалось им помочь - это раздобыть дополнительно два матраса и четыре одеяла. С заводским механиком-водителем и слесарем я познакомился тоже в день отъезда. Их прислали на смену моего экипажа, который срочно переправили на другой полигон и вместо которого я оказался в теплушке.

Накануне, да и в этот день, мне пришлось вертеться, как белке в колесе. Надо было досогласовать отчёт по испытаниям танка, разыскать и притащить несколько ящиков с запасными частями и вышедшими из строя деталями, заправить танк, раздобыть доски, брёвна, скобы и фанеру для укупорки танка на платформе. Мало того, надо было подумать о себе и о людях – разорить полигон на «постельные принадлежности» (матрасы и одеяла), «мебельный гарнитур», соорудить «систему отопления», да и о еде на три дня надо было позаботиться… Вот с едой-то я и промахнулся. Промах заключался в том, что этот вопрос я поручил своему новому экипажу, и он сработал «по-кировски», т.е. все деньги они потратили в основном на приобретение водки. Суточные им выдали на пять дней (2руб.60 коп х 5 дней = 13 руб.) Значит на двоих получено 26 рублей. Бутылка водки – 2р 87к + плавленый сырок - и сутки пропиты.

А они приехали из Ленинграда на поезде – значит, под стук колёс им пришлось ликвидировать треть полученных средств. Мало того, это были заводские цеховые ребята, т.е. не привлекавшиеся к испытаниям танков в других городах. И они, не поверив мне, решили, что от Москвы до Ленинграда (750 км) дорога займёт не больше суток, ну максимум - два дня, и, посоветовавшись с милиционерами, все деньги, в т.ч. и мои, вгрохали в водку и закуску. Надо сказать, что от моих «командировочных» к тому времени осталось ровно 12 рублей на «купейный вагон» и 5 копеек на троллейбус № 10 от Московского вокзала до 7-ой Советской.

Итак, состав трогается, я присаживаюсь на одну из четырёх табуреток и обнаруживаю торчащий из-под нар ящик с 15-тью бутылками водки.

На мой вопль последовал весьма обоснованный ответ – «каждому - 3 бутылки на 3 дня ». Скандалить было бесполезно, деньги все истрачены, тем более от милиции поступило деловое предложение - «принять» по случаю отъезда…

Двое суток мы проторчали на какой-то сортировочной в пределах северной оконечности Москвы… Нас то отцепляли, то прицепляли, то затаскивали на «горку», то с «горки» спускали.… На третьи сутки мои спутники звериным взглядом стали сверлить мои подушки, под которыми я спрятал две свои «родные» бутылки с водкой, пару сырков и кусок хлеба. И если заводчан я пока особо не опасался, то наличие у милиционеров револьверов типа наган стало вызывать у меня не очень приятные мысли… На четвёртый день мы добрались до Ярославля и опять попали на сортировку, там мне удалось устроить выгодный обмен с сортировавшимися рядом солдатами – за бутылку водки я получил 4 буханки чёрного хлеба. Одну из этих буханок мне с большим трудом удалось сохранить до утра.

Самое противное, что было страшно удаляться от вагона, т.к. время «отправления» нам никто толком доложить не мог. В поисках пищи мы срывали пломбы и вскрывали соседние вагоны, но ничего съедобного не обнаруживали.

Просьбы и обращения к ж/д рабочим помочь нам в беде - результатов не давали. А эти проклятые богом сортировочные станции, почему-то находились всегда вдали от продуктовых складов и магазинов. Однажды милиционерам удалось найти где-то полмешка мороженой картошки. Скорее всего, её выкинули из проезжавшего состава. Более мерзкой гадости я не пробовал со времён войны. На шестой день нам повезло – где-то впереди произошла авария и с рельс сошли и перевернулись несколько вагонов.

Наш состав остановился на перегоне между Вологдой и Тихвином рядом с большой деревней. С одной стороны нам грозило простоять в этом месте не один день, с другой – появилась возможность продать душу дьяволу, что мы, вернее я, как командир нашего бронепоезда, и сделал. В роли дьявола выступил местный «кулак». Оценив обстановку и поняв, что у нас за душой – ни копейки, он поначалу попытался лишить нас одежды, т.е. шлемофонов, лётных костюмов и унтов, но встретив отчаянное сопротивление, согласился, наконец, купить у нас фанеру, доски, брёвна и скобы, короче «домик», которым был укрыт наш танк. Домик был солидный - площадью более 25 кв.м и высотой за 3 метра - «дров» и фанеры на его постройку ушло много.

Несмотря на это, своевременно не расстрелянный в 30-ыё года «кулак», заплатил нам сущие копейки. Этих копеек нам еле-еле хватило, чтобы не замерзнуть и не протрезветь до Ленинграда.

29 декабря мы кое-как достигли Тихвина. К этому моменту я, честно говоря, уже потерял всякую надежду на встречу Нового года в кругу семьи.

Однако участок в 300 км от Тихвина до Ленинграда оказался в Божьих руках, и ночью этого же дня я тепло попрощавшись с милиционерами и экипажем, оказался дома.

Всё бы хорошо, но на горизонте появилась грозная туча в виде ещё не завершённого плана по выпуску танков на «Кировском заводе».

30 декабря мне, словесно «вставив» за продажу «домика» и обматерив за то, что я «где-то болтался» в течение восьми дней, решили включить меня в процесс сдачи танков ОТК и военной приёмке.

На промерзший и не выспавшийся организм навалились круглосуточные 50-километровые заводские и сдаточные пробеги на танках, а затем «сдачи их стрельбой» на Ржевском полигоне в урочище Нясино.

Радость прибытия в Ленинград для встречи Нового года стала омрачаться перспективой встречи его в урочище…

Единственное, что некоторым образом согревало меня, как типичного представителя советского народа – это то, что не я один оказываюсь в такой ситуации, а больше сотни человек вляпались в то же самое.

Итак, наступило 31 декабря, «пробеги» с горем пополам сданы, остаётся стрельба в Нясино. И если бы только стрельба – это было бы частью беды. Мне поручено не только сдать военной приёмке наспех собранные танки, а ещё по личному поручению Котина доставить ему и ещё для кого-то самые роскошные ёлки высотою не менее 2,5 метров и обязательно с шишками.

Ну, вы понимаете, с шишками – это значит надо у огромных ёлок отрубить верхушки…

Директором завода поставлена задача умереть, но танки сдать заказчику до утра 1 января Нового года, а Котиным – искать какие-то «паршивые» елки для него и для неизвестно кого. Срубить их, привезти в Ленинград до 31 декабря Старого года и не позднее 23.00 …

В декабрьском лесу в 4 часа дня уже наступает ночь!

Всё бы ничего, но у меня в Нясино нет ни одного подчинённого, кому бы я мог поручить преступную порубку ёлок - я сам придан в распоряжения заводских начальников…

Уж лучше бы сидеть в теплушке на какой-нибудь сортировочной станции и давиться мороженой картошкой, чем стать одновременно личным врагом директора «Кировского завода» и выдающегося конструктора тяжелых танков Ж.Я. Котина. Положение – безвыходное, но есть какие-то Высшие Силы! И они становятся на мою сторону.

В 18 часов, подсвечивая стрельбовые щиты, мы, только благодаря снисходительности моих друзей-военпредов, с горем пополам «сдаём» стрельбу.

Государственный план по выпуску танков «Кировским заводом» выполнен!

В процессе «обнимания» и принятия боевых 200 грамм чистейшего спиртяги мне неожиданно легко удаётся выпросить ЗИЛ-157 с кунгом и в придачу четверых добровольцев для заготовки ёлок.

Чтобы не связываться с комендантом Нясино майором Иосифом Виссарионовичем Габараевым, который строго запретил нам «не только попытаться срубить ёлки, но даже смотреть в их сторону», нам пришлось отъехать от стрельбища на приличное расстояние.

Не буду рассказывать, как мы буквально по пояс в снегу бродили по лесу, подсвечивая верхушки ёлок китайскими фонариками. Как, обдираясь и карабкаясь на них, рубили эти верхушки. Противно и стыдно вспоминать! В конце концов, нужное количество ёлок было трелёвано на себе и уложено на дороге. Машину мы временно отпустили, чтобы она не мозолила глаза в случае, если появится Иосиф Виссарионович на своем гусеничном вездеходе.

И он, зараза, появился!

Мы еле-еле успели спрятаться, как он затормозил прямо на нашей куче ёлок. Мало того, что он наехал на ёлки - он ещё повертелся на них гусеницами.

Затем, отведя душу, вылез из транспортёра и пригласил ехавшую с ним девицу посмотреть на результаты своей деятельности. Девица отказалась вылезать, и он, пнув остаток ёлки ногой, залез в транспортёр и уехал.

Выползаем на дорогу. Ну, ладно – мы негодяи, а ёлки-то причём!

Больше всех «возмущался» я! Чего я только ему не желал и в каких выражениях, совсем забыв, что к тому времени некоторые из моих проклятий скоропостижно сбывались…

Нам ничего не оставалось, как начать всё с начала. Это было тяжко, силы были на исходе, но ёлки всё ж таки нарубили.

Не было ещё 23.00 как мы с шофёром ЗИЛ-а притащили одну из ёлок к дверям котинской квартиры. Дверь открыла жена Котина, Наталья Петровна. Я поздоровался и доложил, что ёлки прибыли. Она равнодушно посмотрела на красавицу с шишками и сказала – «обождите», после чего ушла, закрыв дверь.

Через пару минут к нам вышла какая-то женщина с двумя наполовину налитыми стаканами и нахлобученными на них бутербродами с колбасой. Она ничего лучшего не придумала, как сказать: «Это велено вам передать». Я же вместо сердечной благодарности свинцовым голосом выдал:

«Они ошиблись. Мы не дворники, а инженеры». Шофёр меня понял, и мы ушли.

Елки, причитавшиеся «ещё кому-то», мы выбросили из машины и уехали.

Самое удивительное, что я с ёлкой прибыл домой минут за 15 до Нового года. Мы успели только втащить её в комнату, прислонить к стене и надеть на неё парочку каких-то игрушек, как по радио раздался бой кремлёвских курантов.

Ну, а чтобы засадить пробкой шампанского в потолок, ни ума, ни времени много не надо!

P.S. Не помню уже какого января, когда я «вышел» на работу, меня ошарашили новостью…- 31 декабря Старого года где-то между 20 и 21.00 часами погиб Иосиф Виссарионович Габараев – комендант Нясинского стрелбища. Его бронетранспортёр «поскользнулся» при въезде на мост через какую-то речку, и проломив перила ушёл под лёд. Погиб он, ехавшая с ним девушка и водитель транспортёра. Так что, если узнать на Ржевском полигоне, когда погиб комендант Нясино майор И.В. Габараев, можно точно определить год, о котором шла речь в этом рассказе. К сожалению, у меня нет возможности связаться с Ржевским полигоном. Ржевка – это часть Ленинграда, а я в 700 км от него.

P.P.S. Да, самое главное!
Сердечно поздравляю всех читателей, Руководство неофициального сайта и всех студентов Военмеха – бывших и настоящих, с наступающим Новым 2011 годом! Желаю крепчайшего здоровья, удачи во всём, свершения всех желаний и долгих лет обеспеченной всем необходимым – жизни!!!


© Юрий Мироненко

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальникNEW!
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
161843 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb