УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

09.jpg

МИРОНЕНКО Юрий Михайлович
(р.20.8.1933, г.Ленинград)
Выпускник ЛВМИ 1957г., группа Е509

Специалист в области создания и испытаний образцов бронетанковой техники, а также специальных машин на танковой базе, в том числе:
- танков Т-10М, Т-80, Т-64Б, Т-72, Т-80У и их модификаций;
- 406 мм самоходной пушки особой мощности СМ-54;
- 420 мм самоходного миномёта 2Б1;
- самоходных артиллерийских установок 2С7 «Пион» и 2С7М «Малка»;
- самоходных гусеничных шасси для средств системы С-300В и семейства высокозащищенных машин особого назначения.

Работа:
1957 г. – Филиал ЦНИИ-173 г. Ковров; инженер, участник доработки стабилизатора основного вооружения «Ливень» танка Т-10М.
1958 – 1968 гг. – «Кировский завод», ОКБТ, г. Ленинград; ст. инженер, вед. инженер, нач. сектора, начальник отдела испытаний.
1968 – 1991 гг. - Министерство оборонной промышленности СССР, г. Москва; главн. специалист, нач. отдела, главный конструктор 7 Главного управления.
1991 - 2003 гг. – ОАО «Специальное машиностроение и металлургия», г. Москва; начальник отдела специальных транспортных средств.

Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

Награждён орденами и медалями СССР, имеет авторские свидетельства на внедренные в серийное производство изобретения по танкам Т-64Б, Т-80, Т-80У, САУ «Пион», системе С-300В, гусеничным машинам особого назначения и др.

С 2003 года – пенсионер.

959.jpg

Наше ОКБТ часто посещал бывший «Первый маршал» Клим Ворошилов. В папахе - Ж.Я.Котин

960.jpg

В.И.Чуйков тоже нас посещал. А Котин опять в папахе

961.jpg

Два заслуженных военмеховца И.Ф.Дмитриев и Б.М.Муранов. Дмитриев крайний слева, а Муранов между двумя военными А.Х.Бабаджаняном и Ж.Я.Котиным

963.jpg

Надо вылезать..

964.jpg

Теряя передние подкрылки – вылезаем

965.jpg

«Пейзаж», похожий на место, где мы заправляли танки «вручную»

966.jpg

Чуть в сторону и по уши..

967.jpg

Ох, не лёгкая эта работа из болота тащить…

968.jpg

Ну, и фиг с ним – утро вечера мудренее

980.jpg

А.Э.Нудельман

981.jpg

Хочешь стать танкистом? Да, ради Бога – стань им!

982.jpg

Обычное преодоление «брода» глубиной 1,8 метра без подготовки

983.jpg

1,8 метра – остались позади

984.jpg

А это - мы пытались на «спарке» таскать ракету «Темп-2с» параллельным ходом

985.jpg

Это тоже «транспортировка» Темп-2С, но спаркой «друг за другом»

986.jpg

Чего-то взгрустнулось, или… пора обедать

987.jpg

Наш ИС-3 в «венгерских событиях» 1956 года. По статистике 1941-1945гг жизнь танка составляла всего 18 минут боя

988.jpg

Американцам в Ираке приходится не лучше!

989.jpg

На фоне своего любимца – 203мм САУ 2С7 «Пион». О нём будет отдельный рассказ

9100.jpg

В.П. Ефремов - генеральный конструктор комплексов «Круг», «Оса», С-300В, «Тор» и «Тор-М1»…

9101.jpg

Пусковая установка «малых ракет» системы С-300В

9102.jpg

Радиолокационная станция кругового обзора С-300В

9103.jpg

Радиолокационная станция секторного обзора С-300В

9104.jpg

САУ 2С7 «Пион» в плохом настроении

9105.jpg

Он же в глубокой задумчивости

9106.jpg

Пародия на оригинал, а нос задирает…

9107.jpg

Наводим «марафет» после посещения Сванетии

9108.jpg

Конечная часть марш-броска на переправу в Крым

9109.jpg

Начало косы «Чушка» ( продолжение - влево 10 км..)

9110.jpg

Чего опять надумали? Повесят или утопят..

9111.jpg

Лермонтовская скала с надстройкой.

9112.jpg

Под левой пяткой 15 метров..

9113.jpg

Два постаревших,но до неузнаваемости похожих балбеса. Правого звали Виктором Яшиным...

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 9
Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций

(Юрий Мироненко)

9.67. Между Устиновым и Генштабом

В 1976 году скоропостижно скончался Министр обороны СССР А.А. Гречко и на его место был назначен Дмитрий Фёдорович Устинов.

Надо сказать, что при Гречко по целому ряду объективных причин Министерство обороны СССР было против принятия танка Т-80 на вооружение Советской Армии.

Д.Ф.Устинов, будучи Секретарем ЦК КПСС, естественно поддерживал нас, т.е. - промышленность.

Буквально в первые же дни своего пребывания на посту Министра обороны СССР он позвонил заместителю министра оборонной промышленности Л.А.Воронину и дал команду срочно привезти ему проект Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР о принятии этого танка на вооружение.

Проект был подготовлен и согласован мною со всеми Министерствами, кроме, Минобороны, поэтому именно мне было придано соответствующее ускорение.

Ворвавшись с сов.секретным пакетом к военным я был остановлен двумя генералами И.В. Ильиным и С.Ф. Колосовым, которые откуда-то получили информацию о моём визите. С ними я был знаком и поддерживал хорошие отношения. Они попросили, прежде чем идти к Устинову, «зайти» к начальнику Генштаба В.Г. Куликову. Я с пониманием отнёсся к их просьбе, но «выдвинул» условие – только с разрешения Л.А.Воронина.

Позвонил. Получил согласие, но опять же с условием - держать его в курсе дальнейших событий.

Только вошли в приёмную Куликова, как из его кабинета выходит хмурый дядя с серьёзными погонами, сурово смотрит на нас и задаёт вопрос: «Вас вызывали?».

Я понял, что генерал-лейтенантам без его разрешения не положено появляться в приёмной начальника Генштаба, а мне – тем более.

Генералы объясняют ситуацию. Он на пару секунд задумался и скомандовал – за мной! Я тихонько спрашиваю - это кто? Мне отвечают– Сергей Федорович Ахромеев.

Оставив нас в своей приемной и сказав, что вызовет, он скрылся за дверью.

Генералы стоят, я тоже. Посматриваю на часы, проходит 5, 15, 30 минут – нас не вызывают. Дело, как говорят интеллигентные люди – хреновое, если не хуже. Министр обороны СССР приказал срочно доставить пакет, а тут какой-то Ахромеев явно тормозит.

Под предлогом ознакомления с местным туалетом покидаю приемную и вхожу в первую попавшуюся комнату. Убедительно прошу воспользоваться телефоном, и мне разрешают. Звоню Воронину, докладываю обстановку. Он меня успокаивает, мол Д.Ф.Устинов в курсе дела. Советует быть спокойным, но давить, невзирая на чины. Возвращаюсь.

Ждем ещё минут 15, наконец, выходит Ахромеев и командует идти за ним. Идём обратно в приёмную начальника Генштаба, но на этот раз насквозь – к Куликову.

Я прямо с порога заявляю, что Министр обороны СССР приказал мне немедленно доставить ему документ, а я болтаюсь больше 40 минут в приёмной Вашего заместителя!

Куликов выслушал меня и молча протянул руку. Я понял, подошел к нему и дал документ. Он взял линейку, положил её под начальную фразу – « Постановление ЦК КПСС и Совета…», и начал читать.

Мне не было предложено сесть, поэтому я стоял вплотную к столу и смотрел. Все остальные тоже стояли, но в районе входной двери.

Виктор Георгиевич секунд 10 читал первую строчку потом передвинул линейку на следующую. Всё, как в замедленном фильме. Затем линейка поднялась опять под первую строку… Не знаю за сколько месяцев ему удалось бы прочесть всё постановление, но тут раздался телефонный звонок.

Взмахом руки, отодвинув кучку бумаг в сторону вместе с линейкой, он вскочил, схватил трубку и вытянулся по стойке смирно. Из трубки достаточно громко раздался спокойный голос Устинова:
- Виктор Георгиевич, постановление по танку Т-80 у тебя?
- Так точно, товарищ Министр обороны!
- Ты его завизировал?
Небольшая пауза, и не совсем уверенный ответ:
- Так точно…
- Ну, тогда бери нужных товарищей и ко мне.

Куликов стал искать моё постановление, которое он сдвинул всторону с какими-то бумагами. Я ему помог. Потом он судорожно стал искать чего-то ещё, приговаривая: « Да где же она». Догадавшись, я вытащил из кучки линейку. Взяв линейку, смотрит на меня. Показываю места, где надо визировать, а он, укладывая на это место линейку, карандашом проводит тонкую линию и по этой линии мелкими буковками каллиграфическим почерком пишет свои инициалы и фамилию.

Завершив процедуру визирования, схватил моё постановление, подбежал к стене, нажал какую-то кнопку, в стене открылась дверь лифта, и он, крикнув – за мной, исчез за закрывшейся дверью.

Ахромеев, два генерала и я понеслись из кабинета по лестнице вниз. Буквально кубарем скатившись на второй этаж, они побежали по длинному коридору, а я был задержан стражами у входа в коридор с требованием предъявить спецпропуск.

У меня такого пропуска не было. Объясняю охране, что я из одной компании вон с теми товарищами, в ответ: «Они об этом бы нам сказали».

Генералы в конце коридора скрываются за дверью, я стою на лестничной площадке, подло брошенный и без моего совершенно секретного документа. Бегут секунды, как часы, и вдруг из коридора слышится зычный голос:
- Юрий Михайлович, ну что же вы там стоите, идите сюда.

Охрана расступается, и я, еле сдерживая злобу, иду специально замедленным шагом.

Приёмная Д.Ф.Устинова меня удивила. Два окна, между ними стол секретаря, по правую руку от него в углу - маленький детский желтенький столик на четырёх ножках, слева от входной двери расположился массивный, мрачного черного цвета круглый стол, а вокруг него четыре таких же мрачных и тяжелых стула с высокими спинками. Стол и стулья явно из Третьего Рейха – трофейные. Вот и вся обстановка!

Ахромеев, генералы и я расположились за трофейным столом, а начальник Генерального Штаба Вооруженных Сил СССР за детским столиком, читал мой документ.

Военные сосредоточенно молчали, видимо, каждый из них проклинал себя за то, что не удосужился прочитать доставленный мною многостраничный проект постановления.

Буквально через минуту открылась дверь, вышел Дмитрий Федорович и пригласил нас в кабинет. Первыми прошли Куликов с Ахромеевым, следом за ними я, подталкиваемый сзади генералами, затем они.

Устинов с каждым из нас поздоровался за руку. Здороваясь со мною, слегка прищурил правый глаз. Я понял, что он полностью в курсе событий.

До сих пор не могу понять, как получилось, что все военные сели за стол справа от Министра, а я оказался в одиночестве слева.

Устинов бегло просмотрел проект постановления. Аналогичный экземпляр, но без виз заинтересованных организаций я передал ему ещё в ЦК КПСС через его помощника Свет Савича Турунова.

Наклонив голову вправо и слегка постукивая пальцами левой руки по столу, Устинов обратился к военным: «Товарищи, сегодня знаменательный день, мы принимаем на вооружение лучший в мире танк с прекрасным вооружением и газотурбинной силовой установкой. Я благодарен вам за огромный труд по моральной и технической поддержке разработчиков этой машины…».

Чем больше он расхваливал недругов Т-80, сидящих напротив меня, тем больше менялся цвет лиц у Куликова и Ахромеева…

После заздравной увертюры Министр стал задавать вопросы по технике, смотря в упор на начальника Генштаба и его заместителя.

Генштаб побледнел и поплыл. Образовалась какая-то жуткая пауза, запахло инфарктами. Министр спокойно ждал ответов. Пришлось выручать военных - я робко поднял руку, как школьник, который знает ответ на вопрос.

И началось…

Устинов доводил штабистов вопросами почти до потери сознания, а потом как бы замечал меня и предоставлял слово для ответа.

Задавал очередной вопрос, ждал ответа, и не дождавшись, в очередной раз «замечал» мою робко поднятую руку. Так было не меньше десяти раз, причем вопросы задавались как по Т-80, так и по Т-72 , и по Т-64Б. Наконец пытка закончилась. Генштаб лично убедился в полной своей некомпетентности, потерял лицо, и был «поставлен на место».

Устинов, как ни в чём не бывало, тепло поблагодарил всех, вернул мне проект постановления, при этом слегка улыбнулся и сказал, чтобы я поработал со Свет Савичем, досконально проверив документ перед подписанием у Л.И.Брежнева и А.Н. Косыгина.

Вечером, когда я вернулся в Министерство, мне позвонил один из генералов Спиридон Федорович Колосов и от имени всех поблагодарил за вовремя оказанную помощь, извинившись, что при помощнике Устинова они этого сделать не могли.

В дальнейшем особых разногласий между Д.Ф. Устиновым и командованием Генерального штаба не наблюдалось, и штабисты до 20 декабря 1984 года «дружили» с оборонной промышленностью.

Да, забыл рассказать о жёлтом столике. Исправляюсь.

Когда Д.Ф.Устинов в первый раз посетил свой новый кабинет, там еще не закончилась расстановка мебели в приёмной, и служащие вытаскивали этот столик в коридор.

Дмитрий Федорович сказал, что столик хороший и его надо оставить. Те начали возражать, ведь он полностью выпадает из общего стиля, цвета и вообще – зачем?

Устинов пошутил: «Поставьте его вот в тот уголок, и пусть за ним готовятся к докладу вызываемые мной товарищи ».

В Министерстве обороны любая шутка высшего по рангу, непонятая подчинёнными, воспринимается очень серьёзно, а шутка Министра обороны СССР – это приказ!


© Юрий Мироненко

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальникNEW!
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
166066 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb