УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

922.jpg

Объект 271 - 406мм самоходное орудие Конденсатор-2П на параде в 1962г.

923.jpg

В конце 50ых-60ых мы делали в Ленинграде такие объекты (800ые)

924.jpg

И такие тоже делали на Кировском Заводе

925.jpg

И такие...

926.jpg

1960г. Изобретатель галош с верёвками

927.jpg

И в те же 1960ые - такие объектики, которые приходилось испытывать в различных климатических и дорожных условиях

928.jpg

Читинская область. Температура -49.5C

09.jpg

МИРОНЕНКО Юрий Михайлович
(р.20.8.1933, г.Ленинград)
Выпускник ЛВМИ 1957г., группа Е509

Специалист в области создания и испытаний образцов бронетанковой техники, а также специальных машин на танковой базе, в том числе:
- танков Т-10М, Т-80, Т-64Б, Т-72, Т-80У и их модификаций;
- 406 мм самоходной пушки особой мощности СМ-54;
- 420 мм самоходного миномёта 2Б1;
- самоходных артиллерийских установок 2С7 «Пион» и 2С7М «Малка»;
- самоходных гусеничных шасси для средств системы С-300В и семейства высокозащищенных машин особого назначения.

Работа:
1957 г. – Филиал ЦНИИ-173 г. Ковров; инженер, участник доработки стабилизатора основного вооружения «Ливень» танка Т-10М.
1958 – 1968 гг. – «Кировский завод», ОКБТ, г. Ленинград; ст. инженер, вед. инженер, нач. сектора, начальник отдела испытаний.
1968 – 1991 гг. - Министерство оборонной промышленности СССР, г. Москва; главн. специалист, нач. отдела, главный конструктор 7 Главного управления.
1991 - 2003 гг. – ОАО «Специальное машиностроение и металлургия», г. Москва; начальник отдела специальных транспортных средств.

Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

Награждён орденами и медалями СССР, имеет авторские свидетельства на внедренные в серийное производство изобретения по танкам Т-64Б, Т-80, Т-80У, САУ «Пион», системе С-300В, гусеничным машинам особого назначения и др.

С 2003 года – пенсионер.

959.jpg

Наше ОКБТ часто посещал бывший «Первый маршал» Клим Ворошилов. В папахе - Ж.Я.Котин

960.jpg

В.И.Чуйков тоже нас посещал. А Котин опять в папахе

961.jpg

Два заслуженных военмеховца И.Ф.Дмитриев и Б.М.Муранов. Дмитриев крайний слева, а Муранов между двумя военными А.Х.Бабаджаняном и Ж.Я.Котиным

963.jpg

Надо вылезать..

964.jpg

Теряя передние подкрылки – вылезаем

965.jpg

«Пейзаж», похожий на место, где мы заправляли танки «вручную»

966.jpg

Чуть в сторону и по уши..

967.jpg

Ох, не лёгкая эта работа из болота тащить…

968.jpg

Ну, и фиг с ним – утро вечера мудренее

980.jpg

А.Э.Нудельман

981.jpg

Хочешь стать танкистом? Да, ради Бога – стань им!

982.jpg

Обычное преодоление «брода» глубиной 1,8 метра без подготовки

983.jpg

1,8 метра – остались позади

984.jpg

А это - мы пытались на «спарке» таскать ракету «Темп-2с» параллельным ходом

985.jpg

Это тоже «транспортировка» Темп-2С, но спаркой «друг за другом»

986.jpg

Чего-то взгрустнулось, или… пора обедать

987.jpg

Наш ИС-3 в «венгерских событиях» 1956 года. По статистике 1941-1945гг жизнь танка составляла всего 18 минут боя

988.jpg

Американцам в Ираке приходится не лучше!

989.jpg

На фоне своего любимца – 203мм САУ 2С7 «Пион». О нём будет отдельный рассказ

9100.jpg

В.П. Ефремов - генеральный конструктор комплексов «Круг», «Оса», С-300В, «Тор» и «Тор-М1»…

9101.jpg

Пусковая установка «малых ракет» системы С-300В

9102.jpg

Радиолокационная станция кругового обзора С-300В

9103.jpg

Радиолокационная станция секторного обзора С-300В

9104.jpg

САУ 2С7 «Пион» в плохом настроении

9105.jpg

Он же в глубокой задумчивости

9106.jpg

Пародия на оригинал, а нос задирает…

9107.jpg

Наводим «марафет» после посещения Сванетии

9108.jpg

Конечная часть марш-броска на переправу в Крым

9109.jpg

Начало косы «Чушка» ( продолжение - влево 10 км..)

9110.jpg

Чего опять надумали? Повесят или утопят..

9111.jpg

Лермонтовская скала с надстройкой.

9112.jpg

Под левой пяткой 15 метров..

9113.jpg

Два постаревших,но до неузнаваемости похожих балбеса. Правого звали Виктором Яшиным...

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 9
Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций

(Юрий Мироненко)

9.4. Крещение портфелем

3 сентября 1957 года я был принят старшим инженером на Ленинградский «Кировский завод» в лабораторию №6  Особого конструкторского бюро танкостроения (ОКБТ). Возглавлял лабораторию Николай Иванович Буренков, человек весьма достойный, с которым я был в очень хороших отношениях до самой его смерти, чего не могу сказать об инженерном составе лаборатории.

Состав – три незамужних девицы на год или два старше меня и Юдовский. Девицы с утра до вечера занимались раскрашиванием своих физиономий и расхваливанием умственных способностей Юдовского. Тот, совершенно не смущаясь, подтверждал свою гениальность болтовнёй об устройстве мироздания. Все четверо откровенно бездельничали. Лаборатория размещалась в двух комнатах. Одна метров 30 для интеллигенции и начальника, вторая метров 17, где располагались соответственно четверо рабочих и один техник. Буренков меня представить не мог, т.к. срочно уехал в командировку. Пришлось представляться самому. Вхожу в комнату инженеров, здороваюсь, в ответ ни звука. Доставать коньяк смысла не было. Поворачиваюсь и иду к рабочему классу. В комнате только трое. Захожу, здороваюсь и представляюсь. Встречают нормально, чувствую, что я среди товарищей, достаю бутылку.  В процессе «знакомства» рассказываю о встрече с инженерным составом. Мне советуют не расстраиваться, «плевать на это дерьмо» и селиться у них. Поселился и пошёл представляться начальнику и главному конструктору ОКБТ Ж.Я. Котину.

Через секретаря попросил аудиенции. Получил разрешение и в сопровождении двух представительных мужчин вхожу в кабинет. В огромном кабинете за столом сидит генерал-майор со звездой Героя Социалистического Труда. Представляюсь:
- Здравия желаю товарищ генерал! Мироненко Юрий Михайлович прибыл в Ваше распоряжение!

Генерал встал, поздоровался, пригласил сесть и задал несколько вопросов. В конце разговора он сказал, что включил меня в бригаду специалистов по сборке и сдаче Заказчику танков Т-10М и место моей работы до конца года в заводских цехах.

Маленькое «лирическое отступление» - с моей лёгкой руки работники ОКБТ и завода стали звать Ж.Я.Котина «заглаза» – генералом. Он об этом узнал, и это ему нравилось.

В дальнейшем, по возможности, я приходил утром в лабораторию, здоровался с Буренковым и рабочим классом, и шел в цеха. Работать приходилось по 12 – 16 часов.  Загазованность в цехах от одновременной работы нескольких танковых двигателей была как в жерле вулкана перед извержением, а грохот, как во время извержения. Вентиляция в этих Путиловских цехах была рассчитана на станочное производство, а не на танкосборочное и тем более сдаточное. Год кончался. Надо было успеть выпустить партию новых танков для показа Правительству и для опытной эксплуатации в войсках, а конструкторских и производственных недоработок было огромное количество.
В цехах дневали и ночевали представители московских, ковровских, челябинских, красногорских и др. институтов, КБ и заводов.  В состав сводной бригады вошли самые высококвалифицированные инженеры, рабочие  и я – выпускник Военмеха с шестимесячным стажем работы.  Бригадные корифеи были люди солидные и по возрасту, и по положению. У меня же кроме желания работать, выносливости и неприхотливости, пожалуй, ничего не было. Я мог сутками не спать и старался подменять падающих от усталости «коллег». Поэтому за какой-то месяц-полтора прижился, освоился, набрался кое-каких знаний и опыта.  В бригаде был переменный состав. Одни уезжали, другие приезжали, а я оставался бессменным, был в курсе всех дел, досконально знал, что и на какой машине не доделано, что надо сделать и пр. А вскоре даже мог частично подменять этих специалистов в ремонте и регулировке их аппаратуры. Это оценило заводское руководство и по возможности стало поощрять меня материально, что было очень даже кстати. В ОКБТ наоборот – меня стали, мягко говоря, недолюбливать. Сопляк, выскочка, без года неделю, как из института, а уже старший инженер и денег гребёт лопатой – это мне доносили, да и я сам иногда слышал.

Надо сказать, что до середины декабря 1957 года Министром оборонной промышленности СССР был Д.Ф. Устинов, который лично контролировал эти работы. Он мог позвонить директору завода И.С. Исаеву или главному конструктору Ж.Я. Котину в любое время дня и ночи, что и делал. И им надо было быть в курсе всех дел, т.к. для контроля Дмитрий Фёдорович частенько звонил прямо в цеха.  Говорить неправду или чего-то не знать было подобно самоубийству.  Враньё не прощалось! Как-то незаметно для себя я превратился в круглосуточное «справочное бюро» и одновременно в слугу десятка господ: И.С.Исаева, Ж.Я.Котина, их заместителей и др.  Мало того мне звонили в периоды «пересменки» мои коллеги по бригаде из Коврова, Москвы, Красногорска, обращаясь с вопросами по состоянию работ и различными просьбами технического характера.  С 20-го декабря по 31 декабря пришлось работать круглосуточно и ухватывать часочек для сна «по-савреевски» где-нибудь в тёмном углу. Я не жаловался, но моя цистерна терпения была переполнена. 

Первым, как не странно, заметившим, что я на «пределе», оказался директор завода Иван Сергеевич Исаев.  Он был очень жёстким человеком, его боялись и старались всячески обходить даже такие люди, как Ж.Я. Котин.

Но оказалось, что у него были основания  резко себя вести с определёнными товарищами, и в дальнейшем я это понял и ощутил на себе. Директор приходил без свиты в сдаточный цех, где я дневал и ночевал, три раза в день – в 8 часов утра, в середине дня и вечером, понимая, что вызывать нас на рапорты к себе – это растрачивать бесценное время.

Начальника цеха он не трогал, тот, вертелся, как белка в колесе по заводу что-то доставал, выбивал, обеспечивал. «Трогал» он меня, но очень бережно. Подойдёт тихо, сядет на какой-нибудь ящик и ждёт, когда его заметят и толкнут меня… Я, конечно, вылетал пулей, кратко докладывал и передавал ему короткую, но ёмкую, от руки написанную справку о состоянии дел - это было моё «изобретение».  Текст справки сочинял на ходу и выверял каждую фразу для исключения дополнительных вопросов. Звонившим из Москвы директор мог просто «с расстановкой» зачитать текст моей справки, почерк у меня был чёткий. Видимо ему это понравилось – болтовню он не терпел.

На этот раз Иван Сергеевич пришёл с портфелем. Поманил пальцем, и мы вышли из цеха. Посадив меня на скамейку, сел рядом и сказал:
- Держишься еще на ногах?
- Держусь, Иван Сергеевич, но тяжко…
- Понимаешь, что от вашей работы зависит репутация завода?
- Если бы не понимал – давно бы свалился…
- Держись. Здесь в портфеле деньги, много денег, всё что могу. Если за ночь сделаете танки работоспособными, оставь портфель себе и делай с ним всё, что хочешь. Держись, сынок.

Он положил портфель мне на колени, встал и пошёл, не оборачиваясь.

Сказать, что я очень обрадовался портфелю, не могу. Я попадал в кабалу и, в случае невыполнения ночного задания нашей бригадой, становился как бы виновным – «один за всех».

Опасения мои были не напрасными – за ночь ни один танк сдан не был. Мало того, я чуть не убил ведущего конструктора Шлякова, очень хорошего дядьку. Он влез в танк, не предупредив меня, и когда я опускал пушку на максимальный угол снижения, оказался на её казённой части со страшной силой  прижатым к крыше башни. Хорошо, что, услышав его крик, я успел среагировать и рвануть пушку вверх, иначе бы его голова и тело превратились в лепёшку, с соответствующими последствиями для него и для меня. Через пару месяцев после этого случая, собравшись духом, он залез в танк, а когда выбрался из него,  дрожащим голосом сообщил, что от смерти его отделяли 2 см.

На следующий день в  7.30 утра я пришёл с портфелем в кабинет директора, молча положил его на край стола и, сделав два шага назад, остановился. Он спросил:
- Пустой?
- Нет, мы его не открывали…
- Я всё знаю, бери портфель,  и продолжайте работу.
- Разрешите работать без портфеля.
- Отвлекает?
- Нет, но мы и так сделаем всё, что надо.
- Бери портфель, иди и больше его не приноси.
Я молча взял портфель и ушёл.
На следующее утро все машины были приняты заказчиком и отправлены на Ржевский полигон для проверки стрельбой. Стрельба прошла без вопросов.

Содержимое портфеля  я поделил поровну между членами бригады.  Нам ещё много лет приходилось вместе есть соль пудами. И мы поддерживали друг друга во всём.  К сожалению, все они были на много лет старше, и до моего 75-летия не дожили.

Моя доля составила шесть месячных зарплат, которые были потрачены на польский мебельный гарнитур и радиоприемник высшего класса «Фестиваль».


© Юрий Мироненко

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальникNEW!
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
171720 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb