УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

611.jpg

Академик Анатолий Алексеевич Дородницын

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 6
Мой старший морской начальник

(Геннадий Столяров)

6.1.   Потомственный дворянин

Государственными комиссиями по приёмке ЭВМ, Межведомственной научно-технической комиссией по математическому обеспечению ЭВМ (1966-84) и Советской частью Комиссии многостороннего сотрудничества Академий наук соцстран по проблеме «Научные вопросы вычислительной техники» (КНВВТ)  руководил директор Вычислительного центра АН СССР академик Анатолий Алексеевич Дородницын. Я же, по роду своей деятельности, был подотчётен этим комиссиям и по приглашению Анатолия Алексеевича имел честь и удовольствие работать  в них. Поэтому, с какого борта ни заходи, он был моим «старшим морским начальником».
Для представления масштабов его личности и деятельности, я начну с краткого изложения воспоминаний его сотрудников А. Д. Смирнова (из ЦАГИ) и П.И. Чушкина (из ВЦ АН СССР).
http://www.computer-museum.ru/galglory/dorodn1.html  и
http://www.ccas.ru/personal/aador/ador.html

Анатолий Алексеевич Дородницын (1910 – 1994) всемирно известен своими выдающимися научными трудами по вычислительной математике, сверхзвуковой аэродинамике и динамической метеорологии, плодотворной научно-организационной работой, талантом педагога и деятельностью интернационалиста.
Происходя из знатного старинного дворянского рода, соперничавшего с родом Пушкиных за место при троне, он, в целях личной безопасности, поступил в периферийный техникум в Грозном. За год до окончания техникум был преобразован в Институт нефти. Потом работал «далеко от Москвы» наблюдателем и начальником сейсмических геологоразведочных партий на Урале, в Башкирии и в Туркмении. Затем занялся расшифровкой сейсмограмм. Увлекся математикой - численными методами решения гидродинамических задач. Эти увлечения отмечены премиями: каскадом Сталинских (1946-47-51) - за исследования аэродинамики самолета при больших скоростях полета, за разработку крыльев для скоростных самолетов и исследования по аэродинамике;  Ленинской (1983) - за работу по вычислительной технике; СовМина (1981) - за создание системы автопроектирования сложных изделий машиностроения; им. Н.М. Крылова АН УССР (1971) -  за  асимптотические методы решения уравнения Ван дер Поля и некоторых других классов дифуравнений; им. А.Н. Крылова (1974) - за численные методы аэродинамики; им. В.М. Глушкова (1983) - за разработку машинно-ориентированных методов обработки данных; звездой Героя (1970), пятью орденами Ленина и др. Его работы по метеорологии стали основой шести новых научных направлений. Он был избран академиком, минуя членкора.
В числе первых осознав роль ЭВМ для научно-технического прогресса, он приложил большие усилия, чтобы придать информатике в нашей стране статус отдельной науки. Содействовал внедрению ЭВМ в народное хозяйство и научные исследования. Создал первый в стране Вычислительный центр АН СССР и был его директором (1955-89), в ЦАГИ - сектор по ракетно-космической тематике (1950) и стал зам. начальника ЦАГИ (1952-60). Много сотрудничал с С.П. Королёвым по расчетам динамики мощных ракет-носителей. Руководил Научными советами, Комитетами и Комиссиями СовМина, ГКНТ и АН СССР по вычислительной технике, системам управления и математическому обеспечению. Он один из организаторов (1959) и президентов (1968-71) Международной федерации по обработке информации IFIP.
Был блестящим лектором. Читал лекции в Институте прогнозов, Ленинградском горном, аспирантуре ЦАГИ, МАИ, МГУ; участвовал в организации МФТИ, где заведовал кафедрами аэродинамики, прикладной математики, матфизики. Способным студентам читал в институте и у себя дома расширенные курсы по математике. Большое внимание уделял подготовке научных кадров для союзных республик и соцстран. Был приглашённым докладчиком иностранных академий и международных конгрессов. Среди его учеников - ученые всех рангов, от кандидата наук до академика.
Анатолий Алексеевич был весьма разносторонней личностью. Интересовался музыкой, историей, литературой, изобразительным искусством. C уважением относился к культурным ценностям людей всех национальностей.
Решив усовершенствовать систему классификации моллюсков методами распознавания образов, стал собирать коллекцию раковин, потом кораллов, минералов, птичьих яиц, монет. Любил змей, доказывал их необходимость и полезность. «У меня дома живет гюрза в аквариуме, я ее кормлю белыми мышами. Она меня узнаёт и позволяет гладить себя по голове" - и демонстрировал это. Если гость не брезглив, угощал крепкой лекарственной змеиной настойкой.
Ко всем видам спорта относился отрицательно. Впрочем, сам был в хорошей спортивной форме: плавал, ходил по горам, был замечательным наездником (в юности на сейсморазведке четыре года провёл  в седле), ловко лазил по деревьям за птичьими яйцами.
Шахматы не любил. Когда после обеда видел сотрудников, продолжающих шахматные баталии, сердился: - "Уж лучше бы вы в карты играли! При игре в шахматы задействованы те же клетки мозга, что и у математика при его работе. Их нельзя утомлять. А карты не требуют таких усилий и являются отдыхом». И сам азартно «отдыхал». Любил рассказывать новые анекдоты.
Вне зависимости от политпогоды всю жизнь над его столом в кабинете висели только два портрета -  его учителей механика Н.Е. Кочина и конструктора С.П. Королёва.

6.2.   Беловежская Пуща, Беловежская Пуща…

Далее мои штрихи к портрету А.А. Дородницына.
Видеть Анатолия Алексеевича наездником мне не довелось. А вот каким он был автогонщиком и древолазом, могу рассказать.
Однажды Дородницын приехал в Минск  для ознакомления с работой вычислительных подразделений и рассмотрения заявки Академии наук Белоруссии на вычислительные машины. Зная его страсть к живой природе, президент Белорусской Академии Н.А. Борисевич поручил мне и директору ВЦ А.С. Метельскому сопровождать Дородницына в поездке на выходные в Беловежскую Пущу. Завершив дела в пятницу, приготовили для академика болотные сапоги требуемого размера. (Это - отдельная песня. Когда я спросил его размер обуви, Анатолий Алексеевич в шутку заметил:
- Ой, Геннадий Константиныч, карьеру в академии Вы трудно будете делать. Начальство надо знать в лицо и спереди, и сзади!)
Из гаража сообщают, что выделенный нам ЗИЛ ещё часа два-три простоит в ремонте. Решили время зря не терять и ехать на новеньком жигуле Метельского. Он и водителем был новеньким, поэтому вёл аккуратненько. Анатолий Алексеевич не выдержал:
- Анатолий Семёнович, давайте поменяемся местами!
И стрелка спидометра ушла к 120. Для машин и дорог 70-ых это был очень неплохой показатель. На каскадёрских обгонах бледный Метельский шепчет:
- Ой, мамочка! Он мне сейчас машину разобьёт!
- Толя, не о том молишься. Чёрт с ней, твоей новой машиной! Самим бы в живых остаться!
Когда я рассказывал об этом во ВЦАНе, никто не удивился. Говорят, что, когда академик был в Киеве, поздно вечером ему позвонили из Москвы: ЧП на испытаниях. Анатолий Алексеевич  за руль -  и в ночь. Перед первой заправкой под Киевом у него вылетел аккумулятор. И он, «прикуривая» на заправках, к утру был в Москве.
Добрались мы до Пущи с ветерком. Разместились в гостинице. Директор заповедника, биолог, повёл нас по музею. Флора-фауна. Зал птиц. Чучела, гнёзда. Сотни разнообразных яиц разных размеров, форм и расцветок. Даже под цвет и форму чёрного квадрата Малевича. Вдруг около одного гнезда академик останавливается и говорит:
- Таких яиц не бывает!
Директор превращается в соляной столб. Ему-то сказали, что важный гость – сверхзвуковой аэродинамик.
– Да, действительно, это плод нетрадиционной любви чайки с какой-то поганкой. Потомство нежизнеспособно.
После этого беловежская фауна и весь персонал заповедника Дородницына страшно зауважали.
Наутро отправились бродить по Пуще. Увидев гнилой пень, Анатолий Алексеевич оживился, стал отламывать куски и выковыривать оттуда малюсеньких улиток в красивых пёстреньких раковинках, ласково обзывая их по-латыни. Отобрав несколько штук, завернул в платок и уложил в карман.
Идём дальше. Туман рассеялся. Солнечные зайчики по дорожке бегают. Лепота! Заговорились мы с Метельским. Глядь – академик пропал! Только что шёл за нами – и нет его! Видимо к пеньку решил вернуться. Поспешили туда – нет и там! Пробежали вперёд – как сквозь землю провалился! Перепугались. Орём:
- Анатолий Алексеи-и-ич, ау-у-у!!! 
А сверху:
- А зачем кричать? Я вас прекрасно слышу.
Поднимаем головы, а там, метрах в пятнадцати от земли, на ветке дуба верхом сидит академик и фотографирует гнездо.
Затем Анатолий Алексеевич повёл нас к озеру. Оказывается, он ещё до завтрака успел переговорить с егерем и взглянуть на карту. Засели там в кустах и дождались очень редкого чёрного аиста. Заодно полюбовались на рыбалку цапель и выдр. На обратном пути повстречали оленей и косуль. Дорогу перебегали белки, куницы, стремительная кабанья семейка в кильватерном строю с полутора десятками штрафников-кабанчиков в тельняшечках с продольными чёрно-жёлтыми полосками (как у зэков и крыжовника, а не как у братцев революционных матросиков). Всё бы хорошо, да главного блюда не узрели – зубров не повстречали.
На следующий, последний, день нашего пребывания в Пуще егерь с напарником возглавили поиски зубров. Был сезон вскармливания зубрят. Зубрихи выгнали из стада всех непутёвых папаш (и те не замедлили слинять по злачным местам) и проявляли крайнюю осторожность. Выследить стадо нам не удалось. Скоро пускаться в обратный путь. Егерь предложил коротким броском достичь заветной полянки, где сеют любимый зубрами овёс, и там перекусить, чтоб не тащить боекомплект обратно в гостиницу. Достигли. Увы и ах! Заветная полянка тоже пуста. Расстелили плащ-палатки. Разложили снедь. Подняли чарки «Беловежской». Слушаем рассказы егерей о повадках зубров. Как рассерженный зубр  боднул лошадь и её кишки повисли на верхних ветвях сосны. И как можно громким криком и хворостиной гнать, как коров, целое зубриное стадо.
Посмотрел я на нашу компанию:
- Да мы точь-в-точь «Охотники на привале»! Нехватает только для полноты картины какого–нибудь невероятного приключения. Например, мы сейчас зажмуриваемся и медленно поворачиваемся  к поляне. Открываем глаза, а там – стадо зубров!
Обстановка располагала к шуткам. Все так и сделали. Открываем глаза, а там – большое стадо зубрих с зубрятами спокойно  у нас за спиной жуют овёс и сосут мамок!!! Академик за свой фотоаппарат - и в кусты. Мы любуемся мирной семейной сценой. Вдруг за пару секунд всё стадо перестраивается: зубрята в центре, а их сплошной стеной, рогами наружу, окружили сердитые мамки, под тонну весом каждая. Егеря в страхе:
- Сейчас они академика затопчут!
Хватают ветки и с криком наступают на стадо. Мы бегом за ними.
– Не бежать! Идти спокойно! Кричать громко!
И, действительно, стадо, увидев неадекватных, но неспешных бузотёров, повернулось и с достоинством удалилось в лес.
А на поляну нам навстречу, страшнее зубра, академик:
- Что же вы мне такую съёмку испортили!!!
- Анатолий Алексеевич, так они бы Вас затоптали!
- Ну как же они меня могли затоптать, если я сидел на дереве!

6.3.   Отдельные зарисовки

***
Однажды в Узбекистане проходило заседание Рабочих групп Комиссии многостороннего сотрудничества Академий наук соцстран по вычислительной технике. Во время экскурсии по Самарканду Дородницын пригласил нескольких делегатов посетить с ним медресе. За время своих геологоразведочных экспедиций по Средней Азии Анатолий Алексеевич проник в детали местного быта и выучил тюркские языки. У ворот медресе он что-то сказал служке. Тот, приподняв полы халата, бегом поспешил внутрь. И навстречу нам, также приподняв полы халата, засеменил муфтий. Очень уважительно поприветствовал Дородницына. И пригласил нас в молельный зал. Академик и муфтий погрузились в философскую беседу и толкования Корана. Некоторые суры Анатолий Алексеевич цитировал наизусть. А нам вынесли старинные священные книги на нескольких языках, иллюстрированные кружевными узорами. Занимательно, что первым словом, которое я разглядел, открыв наугад английскую версию Корана, было «байт».
На обратном пути в гостиницу кто-то посетовал:
- Ох, как жарко!
Академик, опираясь на опыт среднеазиатской геологоразведки, возразил:
- Жарко не бывает. Бывает тепло и холодно.

***
Сотрудники академика с восторгом рассказали мне и такие, весьма характерные для Анатолия Алексеевича, истории.

В 1951 г. он был выдвинут в членкоры АН СССР. Когда при голосовании остались только две кандидатуры – его и отставшей по количеству голосов вдовы его учителя Кочина, Анатолий Алексеевич снял свою кандидатуру в её пользу. На выборах 1953 г. мест членкоров по гидродинамике не было. Дородницын – многосторонний ученый, и его классические работы по обтеканию вершин и гряды гор с учетом сжимаемости воздуха были вне конкуренции. Его избрали подавляющим числом голосов сразу на звание академика по метеорологии, минуя членкора.

***
Как-то с зияющих высот власти в ВЦ явилась «шишка» с настойчивой просьбой поддержать решением Учёного совета выдвижение в членкоры научноимпотентного сынка ещё более важной шишки. Явление сие украшает бурьянные поля науки и по наше время. Поморщившись, Дородницын направился на заседание.
В перерыве появляется академик. С неизменной сигаретой. Надо видеть, как он держит сигарету! Левой рукой, вывернутой ладонью кверху. Три первые пальца нежно поддерживают мундштук снизу, не охватывая его. Мизинец грациозно оттопырен. С удовольствием затянувшись, академик, также не без удовольствия, сообщает просителю:
- Я поставил на голосование Ваш вопрос.
Результат: ЗА – НОЛЬ, ПРОТИВ – ЕДИНОГЛАСНО.


© Геннадий Столяров

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала NEW!
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальник
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
156601 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb