УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 5
Завод швейных компьютеров

(Геннадий Столяров)

5.1.  Самогон «Партизанский»

В 1956 г вышло Постановление СовМина СССР о строительстве заводов по выпуску ЭВМ, в том числе завода в Минске. А в 1958 г. вдогонку было постановлено создать на заводе специальное конструкторское бюро (СКБ) для сопровождения производства ЭВМ.
Ну а дальше началась местная «партизанская» САМОдеятельность.
Республиканские власти не стали буквально исполнять постановление и строить завод, а передали для него почти законченное здание завода швейных машин в центре Минска. И пригласили на работу пару десятков специалистов из Москвы, Загорска, Ногинска, Пензы и Еревана, имевших опыт создания ЭВМ (одних - в тысячи раз превосходивших принятую на заводе к производству М-3, других – уже второго поколения).
До бога – высоко, до Москвы – далеко. Поэтому в Минске никто и не собирался (няма дурных!) удерживать СКБ в рамках предписанного сопровождения в производстве чужих разработок. Инициатива забурлила как в урановом котле.
Партизанский САМОгон получился – закачаешься! Организационно, финансово и территориально в рамках Минского завода ЭВМ им. Г. К. Орджоникидзе (уникально для промышленности, выпускавшей ЭВМ) объединились разработчик компьютеров, разработчик программного приданого и производитель.
Это позволило совместить процессы разработки изделий с подготовкой их серийного производства и подготовкой программного обеспечения (включая технологические программы), сократить сроки разработки изделий, передачи изделий в производство и освоения готовых ЭВМ пользователями, быстро наращивать темпы выпуска.
Получился у нас хоть и невелик, но Кластер! Синергия!!
Недавно за теорию такого симбиоза Нобелевку по экономике дали. Однако, зазнаваться повременим. Во-первых, Нобелевку дали не нам. А во-вторых, большинство «нобель-экономистов» последнего времени воспевали преимущества именно той системы, которая и подложила свинью всемирного кризиса. Насмешники предлагают им теперь вернуть премиальные денежки.

5.2.   Тайна рождения

50-ый отдел  – программистское подразделение, созданное 9 июля 1959 г. партизанским способом в подполье Минского завода вычислительных машин тайком от Москвы, полагавшей, что СКБ будет лишь сопровождать в производстве чужие разработки. Справедливости ради надо отметить, что когда дело c разработкой собственных компьютеров и их приданого программного у нас пошло, и в Минрадиопроме, и в Академии наук Союза, и в Союзном Госкомитете по науке и технике мы встречали неизменную поддержку.
В отличие от американцев, начинавших всякое хорошее компьютерное дело в гараже, я  расположил своё подполье в верхушке часовой башни заводского корпуса на площади Якуба Коласа. Другие корпуса ещё строились, площадей нехватало. А гнать под крышу электронщиков с их электропитанием и тяжёлой аппаратурой первого поколения было бы не гуманно. Это-то и обеспечило высокий уровень (7-ой этаж без лифта!) программных разработок. Как туда втащили стол для пинг-понга и чем там питались программисты – неизвестно. Экспериментально подтверждено, что один такой "стол большой интеграции" заменяет от 8 до 12 остродефицитных канцелярских столов («12 стульев» при этом остались незаменимыми!), а также является идеальным приспособлением для раскладки светокопированного на «синьках» тиража первых белорусских подпольных программистских листовок.

5.3. Крещение МАТобеспечения

На этом же пингпонговом столе, в силу очевидной необходимости, крестил я нашу деятельность и её продукт термином "математическое обеспечЕние" (русская нотация для software).
Музой-вдохновительницей стала телеграмма от важного генерала, начальника НИИ Минобороны, с требованием срочно поставить им к машине «М-3» программы "Рунги-культи с Мотей-карлой" (транскрипция заводского конструктора-технолога  Свирского).
Нас тогда было ещё очень мало, и мы были в запарке с разработкой тестов и контрольных задач для «Минск-1». Отвлекаться было смерти подобно. И я убедил директора отбить грозную атаку Минобороны. Так как всякая инициатива наказуема, он мне же и поручил отбиваться. Ответная телеграмма элегантно гласила: "Завод не занимается разработкой математического обеспечения ЭВМ". И умного убедит, и остальным понятно. И мне самому этот термин очень даже пригодился!
Далее дело сплясалось так. Вызывают к директору завода Вадиму Карловичу Гольдбергу. А там главный инженер завода Николай Иванович Кирилюк, и главный инженер СКБ Георгий Павлович Лопато кроят штатное расписание. И задают мне по поводу моей весьма нескромной заявки философский вопрос: - А «для на зачем» (литературная замена широкораспространённого научно-производственного словосочетания) нам на заводе математики?.
Ну, я и растянул перед ними во всю ширь гармонь своей плодотворной дебютной идеи превращения болотистой Комаровки, где строился завод, в Программистские Нью-Васюки. И как посрамят конкурентов наши машины, отгружаемые прямо с завода с большим комплектом программ. В пример актуальности  программного приданого привел запрос важного генерала. Мол, в Москве живёт, а дефицит программ испытывает. А что будет с простым народом из глубинки, для которого мы самовольно собрались разрабатывать и делать не очень дорогие и массовые, как «народный автомобиль», компьютеры?! (При технологическом уровне того времени – 5 команд отлаженной, документированной и сопровождаемой программы в день на разработчика!)
Через двадцать минут они стали моими горячими сторонниками. И согласились включать наш программный продукт в комплект поставки ЭВМ. И даже решили пробивать Постановление ЦК и Совмина БССР. Директор направился в ЦК, главинжи в Совмин и Госкомитет по науке и технике, а я в Госплан БССР - за немедленным изменением плана распределения молодых специалистов. Чтобы не обременять людей малопонятным (в то время) и бесполезным термином «программист» (такой специальности в республике ещё не было),  решили пробивать математический отдел и просить математиков из БГУ для разработки математического обеспечения наших, белорусских! электронных вычислительных машин. Просто, всем понятно и очень патриотично!
Республиканское начальство оказалось тоже на высоте – партизаны! Через несколько месяцев Постановление вышло. А председатель Госплана республики Сергей Николаевич Малинин прямо при мне подкрепил будущее Постановление указанием белорусскому Минвузу «распределять ежегодно в СКБ математиков не меньше, чем в  подмосковный Калининград» (К Королёву. Думаю, что этой акцией никакого ущерба Сергею Павловичу и его великому делу я не нанёс. На него и так весь Союз работал. Да и не был он жмотом, как нынешний Газпром).
Термин математическое обеспечение ЭВМприжился и стал официальным в Союзе, Минвузе, странах СЭВ и ВАКе. Лет через 20 термин стал интенсивно дифференцироваться, породив алгоритмическое,  программное, информационное и прочие обеспечения. Тут-то мой нимб крёстного отца направления и потускнел…
Но, ежели обратно втащить в часовую башню пинг-понговый стол, пришурупить к нему мемориальную бёсплейсовую доску из цветного металла, выгравировать на  ней «Место крещения МАТобеспечения» (мощный термин двойного назначения, как мат и диамат!), разложить сидиромы с Гимном и приставить качка (чтоб не схэппибёздили цветмет), то ещё можно, внатуре, срубить неплохие бабки с экскурсантов. 

5.4  Колыбельная - Гимн программистов 50-го отдела
Гимн программистов 50-го отдела

На мотив «Марша авиаторов» (“Всё выше, и выше, и выше…")

Скромность украшает добродетель

Мы – соль земли, мы – украшенье мира,
Мы – полубоги, это постулат!
Пускай о нас бряцает громче лира,
Литавры бьют в честь НИО-50 !               

Припев:
Всё дальше, и дальше, и дальше
Другие от нас отстают.
Хардверщики, младшие братья,
Нам громкую славу поют.
(далее: АУшники, МОЗУшники ...)

Фон Нойман Ваня – выпускник матфака.
И даже кибернетик-пионер
Сам Норберт Винер – тоже математик,
А не какой-нибудь там инженер!

Мы дали миру Автокод и синус,
Мы приучили ЭВМ не пить,
Мы по КОБОЛУ обогнали Киев,
МогЁм вам модуль в память загрузить!

Без нас хардвер – как для кобылы зонтик.
В наладке не заменит нас никто.
Людей пятидесятого отдела
Высоко ценят Дед и Лопато!

Машины «МИНСК» мы МАТОобеспечим
И генернём системку хоть куда!
Мы шерим тайм и, если не загнёмся,
Мозги впихнём во все компьютерА!

В больших делах мы все неутомимы
И интеллекта, как один, полны.
Мы лишь с собой по модулю сравнимы,
Другие нам - в подмётки не годны!!!

PS:  NB! Пойте Гимн правильно: МАТОобеспечим, а не МАТОМ обеспечим!
Однако, ежели дело потребует, за нами не заржавеет!

 Гимн программистов 50-го отдела учреждён в 1961 г., непрерывно обновлялся. Прототипом послужил «Гимн ленинградского матмеха», полученный мной за трёшку (3 рэ) в качестве приложения к диплому и значку ЛГУ. Впервые исполнен на октябрьской демонстрации. (IBM состряпала свой гимн значительно позже, к тому же - из рождественского хорала, абсолютно неуместного 7 ноября).
Сохранился первый куплет самой первой моей попытки создать гимн (на мотив «Дубинушки»):

Джон фон Нойман мудрец, чтоб работе помочь,
Изобрёл электронну машину.
А родимый Госплан, коль работать невмочь,
Враз затянет родную «Дубину»…Э-э-э-э-х!!!

5.5   Воспитание по системе СПФ

«…математик, а не какой-нибудь там инженер!»  
Простите, братцы-военмехи. Сказано было для поднятия боевого духа молодого коллектива.  Свою-то команду набирал я  почти целиком из математиков мехмата БГУ, в известной мере «белых ворон». К инженерно-технологической строевой годных, но не обученных. Привыкших легко (это хорошо!), но безответственно (это плохо) манипулировать абстрактными понятиями и ляпать программы изоморфно «горшку ручкой внутрь». А уж вот это абсолютно недопустимо, если браться за создание хорошо структурированного и документированного программного продукта. Тиражируемого, длительное время сопровождаемого и развиваемого. Поставляемого вместе с машиной «удалённому» (во всех смыслах) пользователю.
Пришлось создать и приучить ребят уважать СПФ – Систему Продуктивного Формализма. Кроме оргправил ежедневной деятельности, она содержала и обобщающие сентенции.
Например:
«Никогда не делай заказчику то, что он просит, а только то, что ему действительно нужно»  (Из правил поведения руководящих работников фирмы «Дженерал Моторс»)
или
«Наличие одного лишь лозунга о том, что мы идём к коммунизму, не спасает нас от необходимости выбирать к нему правильный путь» (1957г. Адмирал, академик, зэк и Соцтрудгерой Аксель Иванович Берг).
«Никогда не делай сам того, что могут сделать твои подчинённые, за исключением случаев, опасных для жизни».
Включала концентрированный противоракетный опыт:
«Кандидатов нам дадут посмертно!» и
«Одна голова – хорошо. Две – ненамного лучше. А три – ну их к такой-то матери!»
(1957-59гг. Загорск, Начальник СКБ, зэк-орденоносец Сергей Александрович Устинов)
А также и некоторые сугубо личные, я бы даже сказал интимные, требования:
«Уметь флиртовать с англичанками на их родном языке».
Особо подчеркивалась необходимость решать проблемы комплексно. Например, «При создании электронной свахи, к базам женихов и невест не забывать добавить, на случай неудачной женитьбы, и базу по неопознанным трупам».

Пришлось организовать поступление информации (включая зарубежную) по программированию и применению компьютеров.  Ввести непрерывное само- и взаимообучение сотрудников и обучение студентов-старшекурсников через спецкурсы, практики, курсовые и дипломные работы.
Важным этапом самообразования стало программирование представительной выборки задач из потенциальной сферы применения ЭВМ общего назначения:
численный анализ, логические задачи; электрическое и экономическое проектирование сельских электрических сетей, трансформаторов, шпиндельных коробок автоматических поточных линий; конвертация и сортировка данных, расчёт конструкторских спецификаций, бухучёт и зарплата и др.
Кстати, последнюю группу пилотных программ мы, первыми в Союзе, внедрили у себя в СКБ, на заводе и в Совнархозе.
Вычислив нашего главного конкурента в сфере обработки данных – счётно-перфорационные машины всесоюзной системы ЦСУ СССР, которого предстояло победить и заменить нашими будущими компьютерами,  я сманил к нам на работу главного инженера Машиносчётной станции ЦСУ БССР Н. Антонову. С её помощью, для расширения кругозора программистов, были проведены курсы организации производства, бухгалтерского учёта и статистики.
Сейчас это всё звучит тривиально. Но полвека назад многие даже очень умные люди, имевшие доступ к вычислительным машинам, считали, что ЭВМ для бухучёта никогда не потребуются, что никакая автоматизация программирования, кроме содержательных идентификаторов, не нужна.  И даже самые продвинутые полагали, что на все случаи жизни достаточно одного Алгола.
Главный конкурент пал, когда все переписи населения СССР стали проводиться на наших машинах.
Короче и красивей всех ситуация обрисована в Виртуальном компьютерном музее Э. Пройдакова:
«Информационное пространство в СССР начало создаваться, когда начали выпускать машины в Минске: Минск-22 и Минск-32».

5.6   И растёт ребёнок там…

« Мы лишь с собой по модулю сравнимы…»      
Модуль – несомненный атрибут программистского достоинства, но не совсем то, о чём вы сначала подумали…  
Впрочем, росли и созревали мы быстро. И вскоре стали самым крупным программистским подразделением в компьютерной индустрии Союза, машины "Минск" первого и второго поколения – самыми массовыми в стране (более 70% парка ЭВМ общего назначения того времени) и прямо на заводе комплектовались развитым софтвером, который включал наладочные и профилактические тестовые системы, библиотеки обслуживающих и прикладных программ, ассемблеры и макрогенераторы, компиляторы ИНЖЕНЕР, ФОРТРАН, АЛГАМС, АЛГОЛ и первый советский КОБОЛ, операционные системы, систему поддержки совместимости и инструментальные кросс-трансляторы.
Кроме разработки базовых моделей, наши инженеры и программисты принимали участие в создании специализированных систем для обработки телеметрической информации со спутников, сейсмической информации, переписей населения, автоматизированных систем управления в промышленности и обороне.
Общий объём выполненного программирования составил около миллиона команд, 20 тысяч редакционных и 110 миллионов отпечатанных страниц программной документации и пособий.
Поэтому на пинг-понговской мемориальной доске можно смело добавить:
"и место рождения отечественной индустрии системного программного обеспечения", утроив входную плату. (А транзитную – для акционеров Газпрома – в шесть раз!).

5.7   Дед и Лопато

Дед – Серафим Николаевич Купленский.
Первый начальник СКБ (1961 – 1964 гг.). Друг директора завода Вадима Карловича Гольдберга. Дед разрабатывал радиоэлектронную аппаратуру в НИИ.  То ли за неправильную распайку скобок в анекдоте, то ли как латинский шпион, загремел на колымский лесоповал. Повысив на свежем воздухе свою квалификацию до пахана, был переведен в Шарагу, в КБ зека А.Н. Туполева, в группу зека Сергея Павловича Королёва. На Туполеве Дед шлифовал свою лесоповальную лексику, когда тот, проходя зимой, неплотно притворял дверь в предбанник, где, первое время, под тремя застиранными тюремными одеялами, спал Дед.
Преступно-дружескую связь с С.П. Королёвым Дед сохранил и по выходу из шарашки. Поэтому каждый раз, как мы выезжали с Дедом в Москву в командировку, его подельник Сергей Павлович выделял нам черную «Волгу». Чтобы оторваться от наружки, в течение дня «Волги» менялись, цвет сохранялся.
На ночь нас прятали в ночлежке «У Яра» (подпольная кликуха – «Советская») в отдельных, любезно забронированных для каждого, номерах люкс. Экономя "командировочные от Марьиванны" и нарушая конспирацию, мы от избыточных люксов скромно отказывались и подселялись в один (на диван, софу и раскладушку). Экономию сразу пропивали, а сумму, эквивалентную пропитой и в той же валюте, возвращали в кассу завода. От выделяемого Королёвым на обратную дорогу в Минск самолёта так же скромно отказывались. Это, воспитанное в нас с младых программ, высокое моральное качество и помогло выбрать эпиграфом к Гимну «Скромность украшает добродетель».

Лопато Георгий Павлович – с 1959 г. (вернувшись из Китая и Венгрии, где он запускал первые, созданные в Москве с его участием, ЭВМ «М-3») главный конструктор «Минск-1», главный инженер СКБ, начальник МПБ, директор НИИЭВМ (имена нашего СКБ по мере развития).
Когда молодое минское СКБ первым шагом своей деятельности модернизировало уже выпускаемую заводом московскую М-3, заменив магнитный барабан ферритной памятью и слегка приподняв производительность с 30 до 1500 оп/с, Георгий Павлович прославился тем, что бесплатно раздавал документацию организациям для самостоятельного клонирования  машины. Голод на компьютеры был страшный. Машинное время первых ЭВМ распределялось СовМином.

5.8.   Надо справляться со своими обязанностями!

Июль 1960 года. Остаётся месяц до начала Государственных испытаний нашего первенца – ЭВМ «Минск-1».
Планёрка у директора завода. Напряжёнка, особенно с делёжкой машинного времени. Когда дело дошло до меня, все уже изрядно переругались и устали. Прошу скромно: 30 часов машинного времени на финальную доработку комплекта поставки: тестов, контрольных задач и библиотеки программ, которая, конечно же, уже включала достославную «Рунгу-культю с Мотей-карлой». По часу - полтора ежедневно. И компенсацию времени, потерянного не по нашей вине.
- Выделить Столярову последние сутки! – изрекает директор.
- Вадим Карлович, в таком случае я не буду готов к госиспытаниям.
- Надо уметь справляться со своими обязанностями!
Директор встаёт, закрывая планёрку, и направляется к выходу. За ним и все остальные. Ещё секунда и будет поздно шевелить плавниками.
- Вадим Карлович! А Вы сами-то справитесь со своими обязанностями, ... (Немая сцена из «Ревизора»! Гробовое молчание.)  …если суммарное время, которое Вы проводите за месяц в туалете, выдать Вам разом, да ещё и в конце месяца?!
Все, включая директора, смеются. Утверждается сносный график.
Госиспытания прошли успешно. Машина «Минск-1» пошла в серию и стала самой массовой в Союзе, положив начало табуну «рабочих лошадок» народного хозяйства «Минск»ой породы.

5.9.   …Когда не в шутку занемог,
он уважать себя заставил...

Прибыв по приглашению республиканских властей в СКБ Минского завода ЭВМ с де-факто пятилетним опытом применения, разработки и производства компьютеров в «горячих точках», я был назначен начальником лаборатории.
Однако, уж очень молодо-зелено... Опять же, росточек хилый. Всего-то на три-четыре сантиметра длиннее коротышки Бонапарта, да и откуда взяться росточку у уроженца голодоморного Поволжья 1933 года. Голосишко писклявый, с натягом годный лишь в звёзды российской эстрады. Шейка субтильно-хиленькая, как ни старались накачать мне её борцы-сожители по 271-ой комнате. И поползли по заводу слухи-догадки о движущей пружине моей карьеры.
Сначала народ, в лице его лучшей половины, догадался, что я «племянник» главного инженера СКБ. А когда вскоре моя дебютная идея породила Постановление ЦК КПБ и Совмина о создании на заводе математического отдела и меня же назначили его начальником, всем стало окончательно ясно, что у меня и в ЦК «своя рука».
Будучи убеждённым атеистом, я и  понятия малейшего не имел, что эти слухи – заблаговременное проявление покровительства моего ангела-хранителя из небесного департамента ИнфорМистики. Однако, по рассеянности, он забыл поделиться со мной ангельской покорностью и смирением.
Случайно узнав однажды, что на режимном предприятии по лабораториям моего отдела и без моего ведома гуляет некая комиссия, я взбрыкнул. Комиссию с пробега снял и затребовал к себе в кабинет с объяснениями.  Комиссия оказалась из ЦК комсомола Белоруссии с целью "проверки и улучшения" нашей работы.
Представившись, я попросил комиссионеров проделать то же самое. И подвёл неутешительный итог, что поскольку в рядах проверяющих нет ни одного человека, знакомого с какой-либо вычислительной техникой хотя бы на уровне выпускника ПТУ, надеяться на полезные результаты их деятельности в моём подразделении не приходится.
- А у вас каждый второй должен бороться за звание ударника коммунистического труда!  - с апломбом возопил уязвлённый вождь проверки.
- У меня несколько иные представления о том, что должны делать я и мои сотрудники. И вы, кажется, уже видели моих орлов? Так вот, из них ни один не хочет быть вторым. Каждый – только первым!
Свою кровную обиду они бегом понесли парторгу завода. Фамилия у парторга  была похожей на Козлюкова (Запомните этот факт при чтении гл.8 !). Поэтому он сразу, без разбирательств, помчался в райком. Видимо, ведро его души было переполнено мусором из избы. И похоже на то, что в райкоме у него были единомышленники – околачиватели груш, не перегруженные текущей работой. Борьба с контрой вскипела широким фронтом. И, спустя всего пару часов, мой «дядя» Г.П. Лопато, вызвав в коридор,  печально корил своего «племянничка»:
- Зачем Вы связались с этой комиссией! Теперь Вас собираются выгнать с работы. И в такой ситуации Вам никто не сможет помочь…
Настроения отдать на съедение обалдуям свой «Нью Васюковский проект» почему-то у меня не возникло. И я стал искать Сен-Готардский перевал для выхода из безвыходной ситуации.
Тут-то мой ангел-хранитель и шепнул мне всего два слова: - Рука в ЦК!
С такой подсказкой, да на заранее обработанном слухами поле, обыграть хоть самого Капабланку – плёвое дело!
Наутро, с треском распахнув ногой дверь в кабинет, я развалился на стуле и небрежно процедил Козлюкову:
- Тут ходят нелепые слухи, что у меня есть «рука в ЦК КПБ». Враки! Во-первых, не в ЦК КПБ, а в ЦК КПСС. А, во-вторых, не рука, а нога. Которая, если не заткнёшься, так приложится по жо.. тебе и твоим единомышленникам, что вы даже на глаза мне никогда не попадётесь!
Затем
Шаршавой ладонью смял сапоги гармонью
И гордой походкой покинул кабинет,
не забыв опять громко хлопнуть дверью.
"И лучше выдумать не мог!"
Дело было закрыто так быстро и так плотно, что до меня не донеслось не то что отдалённых грозовых раскатов, а даже комариного писка.
Однако, мой антикозлиный ход конём через Сен-Готард, видимо, попал на заметку в департаменте ИнфорМистики моего ангела. И через много лет, безо всякой на то инициативы с моей стороны, мне довелось по компьютерному делу стать невольным исполнителем прикладывания «ноги» ЦК КПСС к «четвёртому позвонку» отдела науки ЦК КПБ. Неисповедимы пути Информатики!
Но эта песня уже явно по тематике 8-ой главы…

Продолжение следует...


© Геннадий Столяров

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальникNEW!
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
171564 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb