УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

1045.jpg

С детьми в Чернышевском, 1972г.

1046.jpg

Теща и тесть приехали в Якутию, 71г.

1047.jpg

Чернышевский, ноябрь 1974г.

1001.jpg

САВРЕЙ Владлен Сергеевич
(18.10.1934 - 14.01.2013)
Специалист в области автоматики и автоматизации технологических процессов. Выпускник ЛВМИ 1957г.

1053.jpg

Саврей В.С., 1955г.

1054.jpg

Последнее рабочее место

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 10
Владлен Саврей

(Владлен Саврей)

10.64. Свои «приятные» заботы

Немало забот было и в хозяйстве ТЭУ. Одна из самых больших, но приятных - теплица. Стояла она возле автозаправочной станции на полпути между поселком и Таежным и включала в себя несколько секций, покрытых пленкой. В них на высоко приподнятых грядках росли цветы, огурцы и помидоры. По мелочи там еще много чего росло.

Всем этим хозяйством заправляла Шура - маленькая хрупкая женщина с твердым мужским характером. С ней там работали еще две женщины и работу они делали огромную! Когда меня в первый раз знакомили с теплицей я был просто удивлен, что всего лишь три женщины содержат в таком порядке огромное хозяйство и пообещал всяческую поддержку Шуре по первой же ее просьбе. Впрочем, этих просьб и не понадобилось - в теплицу я ездил часто и все дела постоянно обговаривал с женщинами. Вскоре мы притащили к теплице вагончик, где устроили небольшую столовую: стол, диван, посуда. Это было очень удобное место для встреч с приезжающими к нам людьми.

Рядом с нашей теплицей стоял большой свинарник Дирекции, где тоже работали несколько женщин. Естественно, что два «трудовых коллектива» сдружились и всегда можно было провернуть бартерные операции - мясо на овощи. Деловые связи еще больше окрепли тогда, когда оказалось, что Володя – единственный в поселке специалист по забою и разделке свиней - работает в ТЭУ. Приходилось регулярно, но не без выгоды для участка, отпускать его на свинарник и тратить пару баллонов кислорода.

Главная забота на теплице - пленка и навоз. Официально заказать пленку я не мог, ибо теплица нигде не числилась на балансе. Достать пленку можно было только в совхозе «Новый» треста «Якуталмаз». Там были огромные теплицы и богатенькие алмазники пленку меняли ежегодно. Новую достать было трудно, но бывшую год в употреблении мне пообещали дать.

Такую инициативу проявил мой новый знакомый - главный энергетик совхоза Володя Солнышкин. Меня к нему домой привез как-то летом главный энергетик «Якуталмаза» Володя Жуковский. Мы друг другу понравились и сохранили дружбу на долгие годы. И вот по весне я взял свой грузовой УАЗик и поехал в совхоз за пленкой, предварительно созвонившись с Солнышкиным

Чудесная стояла погода: легкий морозец и яркое солнце. Настроение было подстать погоде, а в кузове позвякивал ящик с нашим фирменным поселковым напитком «Стрелецкой» или, как у нас называли - «Колчин с топором» в честь единственного поселкового капитана милиции Феди Колчина. Еще до обеда приехали в контору совхоза.

Я был знаком со всеми специалистами совхоза: агрономом, зоотехником, механиком и завхозом. Все это были молодые русские ребята и мы сразу нашли общий язык. Все они дружной толпой стояли почему-то в коридоре конторы и выглядели несколько смурными. Оказалось, что к ним вот уже с месяц как назначили нового директора совхоза - молодую, незамужнюю даму из Ленска (повысили тамошнего главного агронома).

Эта новая метла настолько лихо стала мести, что теперь никто из главных специалистов не мог и чихнуть, как они мне сказали, без ее ведома. На мой вопрос: «А пленку вы мне дадите?» те только пожали плечами и направили меня в кабинет директора.

Директриса по имени Ирина Александровна приняла меня очень радушно. Было видно, что здесь ей поговорить не с кем и она решила отвести душу со мной. Более получаса она мне рассказывала, как тяжело женщине руководить таким большим хозяйством, как плохо ее поддерживают парни - главные спецы, которые, правда, сообщили ей о моем приезде и наших нуждах, но она ничем нам помочь не может. Все это я выслушал, периодически поддакивая и кивая головой, даже попытался «брать ее на обаяние», но все тщетно. «Отлуп» был полный.

С унылым видом вышел я из кабинета и опять встретил заинтересованные взгляды «порабощенных» главспецов. Все сочувствовали и подначивали красавца Солнышкина помочь мне и уломать директрису, уповая на какие-то особые между ними отношения. Все немного развеселились и я подумал, что это от того, что не только, мол, им плохо. Дело подошло к обеду и мы цепочкой по узенькой тропинке между большими сугробами пошли в столовую: не везти же мне ящик обратно.

По пузо в снегу вдоль тропинки стояло несколько якутских лошадок и казалось, что они упали в этот сугроб прямо с неба - не было ни одного следа, ведущего к ним, а снег не выпадал уже давно. Я тут же спросил у зоотехника: «Чем они там питаются что они такие толстые, и как они туда попали?» На это он, близко нагнувшись ко мне, сказал ( в переводе на литературный язык): «А кто их знает...» Это меня несколько развеселило.

В столовой в кабинете заведующей нам соорудили великолепный обед и мы очень даже неплохо сидели, когда я вспомнил, что куда-то запропал мой шофер - Витя Власов. Пить ему нельзя, но прилично пообедать ему было нужно. Тут и появился Витя: « Владимир Сергеевич, я уже загрузился, ехать надо и пусть кто-то поможет бочки в кузов закинуть». Чем он загрузился я даже не спросил. Ясно, что навозом. Торопиться мне не хотелось, Витьку усадили обедать. Настроение у меня было неважное. Я уныло сидел и придумывал, как добыть пленку. Приехать к Шуре только с навозом было просто невозможно: она верила в мое «всемогущество». Но все кончается, кончился и ящик, и обед.

Выхожу из столовой, а перед дверью стоит моя машина доверху загруженная пленкой! Столько пленки у нас никогда не было!

Оказалось, что коварные главспецы всерьез даму не воспринимали и делали все по-своему. Агроном, отправив меня к ней, поехал с Витей на склад и его кладовщица загрузила нам машину и новой и старой пленкой. Все это потому мне запомнилось, что такие скачки настроения случаются не часто.

Домой мы приехали «со щитом» и уже на следующий день я направил несколько человек перекрывать теплицу новой пленкой. Там ребята всегда работали очень охотно: далеко от начальства, близко к магазину и заботливым женщинам. Теплица каждую весну обновлялась и уже к 23 февраля мы всегда имели огурцы для окрошки, а к 8 марта все бригады получали по мешку огурцов.

Позже мы подтянули туда небольшую электрокотельную, подключили к ней и свинарник, что дало нам возможность, получая с Дирекции деньги за его отопление, полностью окупать наши расходы на теплицу.

Периодически в конце осени наступала пора заготовки на зиму овощей. В поселок завозили из Ленского района капусту и картошку, но всем этих овощей не хватало и некоторые предприятия сами завозили овощи для своих работников. Решил и я, пользуясь знакомствами в якутских совхозах, завезти на участок картошку.

В очередной приезд деятелей из Сунтарского района я договорился, что нам отгрузят машину картошки в обмен на некоторые материалы и выполненные работы. В Сунтары мы поехали на ГАЗ -52 «тепляке», взятом в автобазе. Шофер был пожилой и опытный, но какой-то болезненный - часто покряхтывал и молчал всю дорогу. По пути появились осложнения: большой участок пришлось ехать в объезд из-за ремонта дороги. Объезд был вдоль ЛЭП-110 по сплошным кочкам и двигались мы не быстрее 15 км\час. Потеряли на этом несколько часов и приехали в Сунтары уже ближе к вечеру. Куда дальше ехать я не знал, да и день был субботний. Нашел телефон и позвонил в совхоз на квартиру директора. Старушечий голос ответил, что его нет и находится он на свадьбе в Сунтарах.

Это меня обрадовало, оставалось только найти, где сейчас в Сунтарах справляют свадьбу. Несколько вопросов местным жителям и мы уже подъезжаем к добротному дому с большим двором и высоким забором. Особого праздничного шума не было слышно и я рискнул зайти во двор. Так мы попали на якутскую свадьбу.

Директора мне нашли сразу. Был он лишь слегка навеселе; видно, свадьба началась недавно. Поздоровался очень радушно и что-то громко сказал по-якутски. Я понял, что он меня представил, т.к. меня чуть не силой потащили во главу стола и усадили. Чувствовал я себя неловко: кругом были молодые якуты в белых нейлоновых рубашках и несколько более пожилых и представительных якутов в строгих костюмах. Я же в своем свитере и унтах выглядел чужеродным телом. Оказалось, что женился родственник моего знакомого и он тут был за распорядителя пира. Пили исключительно из фужеров. Шофер от посиделок за столом отказался и ему предложили поужинать. Я попытался поговорить о деле, но разговор был очень короткий: сегодня ничего сделать нельзя, а завтра с утра все будет сделано в лучшем виде. Это мне и так было понятно, но задерживаться здесь не хотелось и настроение у меня от этого не улучшилось.

Я вообще не люблю всяких шумных сборищ, а тут кругом незнакомые люди, для меня они все на одно лицо и все требуют внимания. После первого фужера водки я налег на закуску, помня, что после строганины не пьянеют. Хорошо, что общаться пришлось с солидными пожилыми якутами, у которых были свои заморочки со здоровьем. На спиртное они не налегали и меня не заставляли. Молодняк высыпал во двор, часть которого была перекрыта брезентом. Там перекуривали и танцевали. Все это в одних нейлоновых рубашках при морозе в 20 градусов!

Среди них выделялась крупная для якутов симпатичная молодая девчонка. Она неутомимо заводила всех гостей и вообще была душой праздника. Директор что-то сказал ей, показывая на меня, а она в ответ согласно кивала головой. После этого подошла ко мне и сказала, что мы должны подъехать к этому дому завтра утром в 9 часов. Праздник продолжался и уже через пару часов гости пошли в разнос.

Перепробовал я все якутские национальные блюда из жеребятины и рыбы, прекрасные пироги и даже чаю попил перед тем, как поехать в гостиницу. Места нам там заказали по телефону и разместили вполне уютно. Шофер мой, видимо, переел на свадьбе, хоть и не пил ничего крепче кумыса. Всю ночь он крутился и постанывал. На мой вопрос ответил, что желудок у него давно барахлит, но все было так вкусно, что отказать себе в удовольствии он не мог.

Утром мы были на месте. Девица нас уже ждала и проводила до овощехранилища. Там споро трудились вчерашние гости со свадьбы, наполняя мешки картошкой. Выносливый народ! Наши бы не смогли после такой попойки да еще в воскресенье за два часа накидать 75 мешков картошки и загрузить наш «тепляк» доверху. Продемонстрировав ударный труд, все якутята пошли продолжать свадьбу. Я от настойчивых приглашений еле отбился. Передав благодарность и привет своему знакомому и молодоженам, мы выехали домой.

Бензина у нас было достаточно, машина бежала хорошо и груженую не так трясло на объездной дороге. Все шло к тому, что домой мы приедем еще засветло. Но... На подъезде к поселку дорожников - МУАД у шофера начались такие боли, что машину вести он не мог. Его всего скрючило и трясло.

Мне пришлось садиться за руль и спешить к медпункту. Водила из меня почти никакой, а тут такой «форс - мажор»! До медпункта доехали и нам повезло: врачиха жила в том же доме. Осмотрела она моего «деда», ничего страшного, по ее словам, не нашла, сделала какой-то укол, но садиться за руль ему запретила. Хотела даже отправить на «скорой» в Мирный в больницу, но тот отказался наотрез. Отлежался часок и, кряхтя, полез в кабину.

Я сел за руль и, благословясь, поехали мы с ним в Чернышевский. Первые километры до Мирного я привыкал к машине и дороге, а после города уже вполне освоился. Хорошо, что было воскресенье и встречных машин совсем мало было. С огромным облегчением тормознул я возле нашего теплого склада, вызвал кладовщицу и дежурных электриков на разгрузку. У меня еще долго от напряжения и с непривычки дрожали руки.

Вся зима после Нового года прошла в нормальной работе. Агрегат пущен, авралы кончились.

В эту зиму появился в Надежном главный энергетик Управления. Пригласили на эту должность начальника монтажного участка «Сибэлектромонтажа» Юрия Глазова. Я его раньше не знал. Он приехал прямо в Надежный, там его участку работы не было, рабочих разрешили отправить на другую стройку, а ему не хотелось расставаться с квартирой в новом доме. Поискал работу и ему предложили эту должность. Парень он был очень грамотный, но совершенно не представлял, чем он должен заниматься и как все это делать. Такое положение было и у меня в 69 году. Одинцов отправил его ко мне на стажировку. Удивительно приятный был парень! Мне он как-то сразу понравился и манерой скромно держаться и рассудительностью. Обедать пошли ко мне домой. Там оказалось, что он страстный книголюб и филателист. Вот тут уж было нам о чем поговорить!

Я оставил Юру жить у меня в Вовкиной комнате и он целыми днями листал книги и рассматривал марки. На работе ни во что не вмешивался и внимательно присматривался к делам. Мои дамы ввели его в курс дела по отчетности и всем другим бумажным делам. Особенно много мы с ним разбирались в заявках на материалы и оборудование: меня очень беспокоило, что они составлялись совершенно бездумно и в результате мы имели массу неликвидов и не имели того, что нужно для работы. У меня уже были к тому времени наброски методики составления, обоснования и защиты заявок. Глазову они понравились и он пообещал пробить внедрение этой методики приказом по Управлению. Я вздохнул с облегчением - не придется ехать для этого в Надежный. Уезжал Юра очень довольный. Выпросил у меня несколько книжек из географической серии и марок на обмен. Предполагалось, что ближе к лету я подъеду в Надежный и там он мне даст порыться в своих завалах книг и марок.

Разделение «сфер влияния» оставалось прежнее: все вопросы северной стройки решает он, а все остальное - в моем ведении. Расстались мы дружески, договорившись съездить в Москву с годовыми заявками.

Тогда же состоялось знакомство с Анатолием Петровичем Рябовым. Впрочем, тогда он еще был просто Толей - главным механиком в нашем Мирнинском Управлении механизации, входившем в УСМР. Познакомил нас новый зам. по снабжению УСМР - типичный «доставала»: не очень грамотный, но очень коммуникабельный и пронырливый. Был он приятелем Леонова и теперь, когда Леонов перебрался в Мирный главным инженером УПТК, стал на его место. По работе ему часто приходилось иметь со мной дело и мы были в хороших отношениях. Правда, не настолько, чтобы ходить друг к другу в гости. Поэтому я несколько удивился, когда он пригласил меня к себе «...посидеть немного вечерком...» после занятий в техникуме - он жил в бараке рядом с техникумом. Отказываться не было причин и после лекций я по дороге домой зашел к нему. Там он и познакомил нас с Рябовым, приехавшим к нему из Мирного.

Парень мне сразу понравился. Этакий невысокий крепыш с ясными глазами, хорошей улыбкой и веселым нравом. Я подозревал, что Харитонычу что-то от меня надо и не угадал. Надобность во мне была у Рябова. Оказалось, что он окончил только техникум и теперь начал учиться в институте на заочном отделении. Когда он стал говорить о видах на будущее, то это было так убедительно, что я сразу поверил, что этот парень своего добьется. Он искренне любил себя, родимого, в работе, а не работу как таковую. Она была для него только средством к вершинам карьеры. Сам я исповедовал совсем другую идею, но стремление делать карьеру мне в людях нравилось. Сейчас надо было помочь ему делать контрольные работы и в дальнейшем помогать в учебе.

Я никогда не отказывался от таких дел из простых соображений: почему не помочь человеку, если для меня это не трудно и очень полезно, ибо не забудутся знания, полученные в родном Военмехе и мозги поработают. Да и отвлечься от ежедневной строительной текучки было бы не вредно. Я согласился и расстались мы хорошими приятелями.

Надо сказать, что учился он рьяно - курс за курсом кончал без «хвостов». Контрольные по «теоретическим» предметам я помог ему сделать и потом некоторое время мы не встречались. Я попросил Витю Секирина и он сделал ему чертежи нескольких курсовых проектов и расчеты к ним.

Вскоре Рябова перевели в Надежный главным инженером Управления механизации. Там он отлично развернулся и стал одним из самых видных руководителей на строительстве Удачнинского ГОКа. Карьера началась.


© Владлен Саврей

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала NEW!
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальник
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
156601 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb