УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

1012.jpg

На колымской трассе, зима 1960 года

1013.jpg

На колымской трассе, 1962 год

1014.jpg

На драге, 1963г.

1015.jpg

В черпаке драги, Сусуман

1016.jpg

Колыма. Подопытная драга.

1001.jpg

САВРЕЙ Владлен Сергеевич
(18.10.1934 - 14.01.2013)
Специалист в области автоматики и автоматизации технологических процессов. Выпускник ЛВМИ 1957г.

1053.jpg

Саврей В.С., 1955г.

1054.jpg

Последнее рабочее место

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 10
Владлен Саврей

(Владлен Саврей)

10.10. Прииск «Беличан» - 1960 год

Поселились мы в единственной в Сусумане гостинице, уже переполненной другими командировочными: к началу сезона только из нашего ВНИИ-1 приехали обогатители, мерзлотники, геологи и другой ученый люд, да еще и начальство решило отметиться на приисках и у местных властей.

Для всех научных дел был специально выделен прииск «Беличан» в 12 километрах от Сусумана. Его на следующий год назвали - прииск «Экспериментальный». План по добыче золота этому прииску был занижен, очевидно, потому, что ничего хорошего от «науки», кроме простоев оборудования, местное начальство не ожидало. В противном их надо было убеждать, что и делало наше начальство на словах, а нам предстояло  доказывать на деле.

Долго осматриваться в поселке и, тем более , устраиваться в гостинице не пришлось и уже на следующее утро я с автостанции уехал вместе с рабочими на приисковом автобусе к новому месту работы. Ехать то всего ничего, но таков уж наш народ : стоя на улице в ожидании автобуса не курят на свежем воздухе, а как только залезут в переполненный автобус - тут же начинают смолить  десяток «Беломорин». Я всю жизнь не курил и не любил дышать чужой «отработкой», но как человек новый не стал делать никаких замечаний, а только отогнал от себя дым и сделал соответствующую гримасу. Это заметил какой-то небольшой мужичок, сидевший на заднем сидении. Он поманил меня рукой, подвинулся, предлагая сесть рядом, и сказал незлобиво: «Этих дымокуров не исправить, хотите - дам лекарство от дыма? Давайте руку.» Я протянул ему руку и он насыпал мне немножко какой-то сушеной травки и показал, что ее надо втянуть носом в себя. Это был нюхательный табак с какими-то приятными добавками и мне это понравилось. Так случайно я познакомился с драгером Колей Носовым -«Носом», с которым потом вместе проводили все работы на драге и крепко подружились. С этого утра он всегда занимал мне место и уже брал с собой табаку понюхать для двоих - был рад, что у него в этом деле появился напарник, а то все насмешки приходилось сносить одному.

Интересный был человек! Как очень многие колымчане он отсидел свои 18 лет и остался на поселении без права выезда на материк. За что человек сидел и сидел ли вообще спрашивать было не принято - этакое «табу» было на эту тему, так что я так и не знаю, за что он пострадал, но лагерь его не ожесточил и ни на кого он злобы не держал. Это был на редкость доброжелательный и компанейский мужик и, главное, очень хороший драгер, прекрасно чувствовавший драгу и полигон. Я много раз был свидетелем того, что он каким-то шестым чувством предвидел аварийную ситуацию, даже работая ночью. Позже уже, когда я испытывал свои приборы, мы с ним удивлялись совпадению реакции прибора и «Носа» на сход цепи, столкновение с бортом или провал сваи. А уж выбрать величину оптимального слоя черпания он мог как никто. Потому -то на старой уже американской «Юбовской» драге , работавшей на Колыме еще со времен войны, было аварий меньше, чем на более новых советских. Несмотря на всю свою «человечность» Коля в большой строгости держал весь экипаж - дражную смену и всех заставлял делать любую работу, независимо от штатного расписания, лишь бы это было на пользу делу.

На самом прииске было все, чего я не знал раньше: работали промывочные приборы, оттаивался дражный полигон водой и паром, работала драга, была центральная насосная,  станция - времянка, даже старательская артель была при прииске и вольноприносители  с традиционной ручной промывкой песков. Только еще начинала развертываться среди «золотарей» дискуссия о преимуществах простого по технологии способа гидравлической добычи песков без промприборов и институтским обогатителям - ярым противникам этого метода - предстояло доказать, что снос металла при таком способе будет сверх всякой меры велик.
Так что, находясь на прииске в гуще всех этих исканий, знакомясь с разными технологиями отработки россыпей, общаясь ежедневно на работе и в гостинице со специалистами всех отраслей знаний, я проходил прекрасные «университеты» и уже через месяц совершенно свободно мог квалифицированно рассуждать на многие производственные темы и уже не чувствовал себя тем джеклондоновским «чечако», каким ехал на трассу.

Драгу я изучил вдоль и поперек. Она мне напоминала корабль, да это и был плавучий агрегат со всеми механизмами для черпания породы и извлечения золота.  С маркшейдером нашим - Квашниным мы подробно изучили как надо качественно отрабатывать забой, чтобы золото не терялось в придонном слое - плотике. Я определил, что надо контролировать при этом и уже вырисовывались первые задачи для новых разработок. Геологи изучали здесь разрезы дражного забоя по твердости пород и задавали режим работы по слоям черпания. Это тоже можно было вэять на контроль. Особенно необходимо было контролировать глубину и ширину забоя, отрабатываемого драгой. Тут я сделал для себя «открытие», в последующем определившее всю направленность работ: не нужно было, как это делали в ЦНИГРИ, контролировать отработку всего дражного полигона. Ведь каждый забой актировался отдельно, именно отдельный забой и являлся объектом контроля и автоматизации. Такой подход значительно упрощал постановку задачи и обещал ее успешное решение. Это был основополагающий вывод из моего первого знакомства с драгой. Правду говорят, что «свежий глаз» обязательно нужен во всяком деле.

Кроме драги я полазил по нескольким промывочным приборам и понял, что автоматизировать их  как поточно-транспортную систему не сложно и это с успехом сделали в энерголаборатории. Самым главным здесь было выдержать соотношения «твердого к жидкому» - воды и золотоносных песков- при работе промприбора. Это можно  было  делать разными средствами и одно из них - радиоактивные плотномеры. Это был бы большой объем работы для нашего отдела. Можно было заниматься автоматикой насосных станций по типовым схемам с использованием новых средств контроля. Еще набегали какие-то мысли о дальнейшей работе, вытекавшие из недолгого знакомства с прииском. Так пролетел месяц и я засобирался в Магадан переоформлять командировку и отчитаться о первых впечатлениях и задумках.

В это же время уезжал в Магадан и Саша Эйдензон. Работал он у мерзлотников и был сыном колымских старожилов: отец его был каким-то большим геологом, а мать - ответственным секретарем журнала «Колыма». Сашка, по-моему, даже родился в Магадане. Был он не на много моложе меня и заочно учился в Политехническом институте. Все районное начальство было друзьями Сашкиных родителей и ехать домой он собирался на ГАЗ - 51, т.к. его отцу зачем-то нужен был грузовичок в Магадане и местные геологи ему машину выделили. Он предложил мне поехать с ним, предупредив, что за рулем будет он сам, что шофер он неплохой и уже давно имеет права. До этого мы с ним очень-то близки не были, только посидели пару вечеров в ресторане, ужиная на скудные командировочные, а тут как-то прониклись добрыми чувствами друг к другу. Я сразу согласился, ибо это сберегало деньги на билет и сулило новые впечатления, поскольку Сашка пообещал, что поедем мы по короткой дороге через какие-то глухие перевалы и, сократив дорогу на 150 километров, выедем прямо к Палатке, а там уже рукой подать до Магадана.

Впечатлений, действительно, было море! Проехав около сотни километров в сторону Аркагалы у поселка Фролыч, мы свернули с хорошо наезженной основной трассы на старую дорогу до почти отработанных приисков им. Горького, Ветреный и Аннушка. Может там и еще какие-то прииска были, но я их не видел, т.к. двумя руками держался за приоткрытую дверцу, готовый в любую минуту выпрыгнуть наружу. Ну и дорожка была! Надо сказать, что до этой поездки мой опыт езды на каком либо автомобильном транспорте, кроме общественного, был равен нулю. Ни на каких легковых и, тем более, грузовых машинах я не ездил кроме как в детстве из Минска в деревню по прекрасной дороге да еще и с отцом. А тут со всех сторон плохо наезженная дорога - вернее сказать - направление движения, пролегающая по склонам высоких сопок. Никаких, конечно, ограждений и отбойников нет и прямо за дверцей - поочередно, то моей - пассажирской, то водительской зияет провал в распадок, поросший густым стлаником. Теперь-то я могу судить, что Сашка был водитель не столько умелый, сколько бесшабашный. Гнать он, правда, не гнал, но дорогу выбирал так, что уже через час все внутри растряслось и поотбивалось. Вот забыл я, к сожалению, за 40 лет как назывались эти два перевала, которые мы миновали, наконец, и выехали на ровное место. Приехали на прииск, остановились передохнуть и в полной мере насладились удивлением жителей. Выяснилось, что по этой трассе ездит только несколько местных асов по одному -два раза в неделю за продуктами в Сусуман, что тут теперь только старатели работают и что гораздо проще и безопаснее ездить в Магадан по основной трассе. Поскольку самое опасное, как нам сказали, у нас уже было позади, то и поехали мы дальше с хорошим настроением, подшучивая над своими страхами. Вскоре выехали на основную трассу  и спокойно приехали в Магадан.

Подъехали прямо к нашему домику в Нагаево - Галя уже спать легла. Мы быстренько сообразили ужин, взяли бутылку и выпили за благополучное окончание нашей авантюрной поездки.

Вот так начались те многие тысячи километров, которые мне пришлось за свою жизнь исколесить по северным дорогам.
Наутро я пошел на работу через летний город. Лед в бухте почти сошел и с моря дул легкий теплый ветер. Когда я уезжал на прииск еще не было зелени и кое-где лежал снег, а теперь я с удивлением смотрел на траву, вымахавшую выше моего роста, росшую на газонах вдоль улиц и превратившую парк в какие-то джунгли. Я даже не предполагал, что здесь может так расти всякая зелень. Было очень тепло, лиственницы ярко зеленели молоденькими иголочками, на улицах полно мамаш с детишками. Глядя на них, совсем затосковал о детях.


© Владлен Саврей

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальникNEW!
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
159332 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb